logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Толстолобик водится на Дальнем Востоке, в реке Амур. Называется эта рыба так потому, что глаза у нее расположены очень низко и лоб от этого кажется огромным. Когда глядишь на толстолобика, можно подумать, будто рыбу по ошибке перевернули кверху брюшком.

Есть у этой рыбы странная привычка. Если захлопать, зашуметь, закричать, — толстолобик, выскакивает из воды, выпрыгивает, да еще как! Чуть ли не на два метра!

Просто взлетает на воздух, как будто желает посмотреть, кто тут нарушает порядок.

Однажды по реке Амуру шел небольшой катер. Да на полном ходу и врезался в косяк толстолобиков. Им бы удирать во все лопатки, а они, вместо того, чтобы кинуться в стороны, стали выпрыгивать из воды. Многие угодили на палубу. Некоторые ударились о борта — только стук пошел!

— Отчаянная какая‑то рыба, — сказал капитан катера.

 


 

Впрочем, такие странности толстолобика не мешают ему быть отличной рыбой: и на вкус она хороша, и разводить ее выгодно, — питается он главным образом растительной пищей, не отнимает корма у других рыб, которые поедают мелких водяных животных.

Интересно, что ест толстолобик по — особому, по — своему: ест и дышит вместе, так сказать, заодно.

В то время, когда толстолобик процеживает сквозь жабры воду, он втягивает попутно в рот и пищу — мельчайших водорослей и рачков.

Накопит порцию — и проглотит. Накопит — и съест. И так, пока не наестся.

Возникает вопрос: что ему делать, когда он сыт? Ведь дышать должен он всё время, — значит, и пища всё время лезет в рот.

Не беда! Лишнюю пищу он просто выплевывает, выбрасывает обратно в воду. При таком образе жизни и почти непрерывном питании толстолобик необыкновенно быстро растет и вырастает в довольно крупную рыбу.

Такую рыбу было бы, конечно, заманчиво переселить, развести в других прудах и водоемах.

И вот какой случай произошел с толстолобиками.

Лет двадцать тому назад сотрудник одного института рыбного хозяйства поехал на Дальний Восток, на реку Амур, чтобы привезти оттуда амурских сазанов. Вместе с сазанами захватил он и несколько толстолобиков.

Путь с Амура был долгий и трудный для хвостатых пассажиров. 12 суток ехали они в живорыбных вагонах, в чанах с водой. Почти все толстолобики дорогой погибли. Уцелела только одна пара — самец и самка.

«Ну что ж, — подумал сотрудник, — эти оказались самыми выносливыми, может быть, они приживутся у нас, в Московской области».

И он предложил знакомому рыбоводу:

— Пустите‑ка их в ваш пруд, попробуем, что из этого получится!

— Давайте, давайте, — отозвался рыбовод, а сам подумал: «Вот хорошо, если бы прижились толстолобики! От этой пары можно получить большое потомство и развести в пруду отличную эту рыбу».

И он поместил толстолобиков в маленький, самый лучший пруд.

Через несколько месяцев сотрудник, ездивший на Амур, встретил этого рыбовода и спросил его:

— Ну, как там у вас толстолобики поживают?

— Нет у меня ваших толстолобиков, — мрачно отвечал рыбовод.

— Как нет? Пропали?

— Да нет, — махнул рыбовод рукой.

— Так выловил их кто‑нибудь, что ли?

— Вот еще, выловил! Никто не вылавливал!

— Куда же они девались?

Рыбовод вздохнул.

— Да вот как получилось… Ехал как‑то на лодке по пруду наш сторож. Плыл себе спокойно да песню напевал. Только подъехал к плотине — из‑под самого носа лодки как прыгнет рыбина, за ней другая, да обе через плотину — и в речку. Это были они, наши толстолобики. Кто еще мог так прыгнуть! И взяла же меня досада, когда сторож сообщил мне об этом происшествии. Ищи их теперь, этих беглецов! Вот и развели мы с вами толстолобиков!

Да, рыбоводу можно посочувствовать.

Подумать только: ведь жили смирно и спокойно в этом же пруде карпы и караси, никто никуда не удирал, только эти амурские гости оказались такими прыгунами.

Рыбовод, конечно, слыхал, что толстолобики выбрасываются из воды, но, чтобы они такое выкинули, — этого он никак не ожидал.

«Их, наверное, надо было в другой пруд пустить, где дамба повыше», — упрекал себя рыбовод.

Досадно было, конечно, что толстолобики ушли. Сколько с ними было хлопот, сколько труда зря пропало! И всё‑таки в этом еще не было большой беды. Ведь можно поймать и привезти других толстолобиков.

Да, наверное, и привезут. Дело это интересное и нужное. Не оставят в покое ихтиологи такую ценную рыбу.

Неудача с сигами на озере Балхаш тоже еще не горе. Рыбоводы — народ настойчивый, выясняют, в чем дело.

Случались неприятности посерьезней.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.