logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Кольчатый шелкопряд везде встречается. Его найдешь и в лесу, и в парке, и в саду. Он живет и на Кавказе и в Вологде, на Урале и под Санкт-Петербургом. Лесоводы жалуются, что он повреждает дубы, садоводы оберегают от него яблони. Его гусеница питается листьями многих деревьев: дуба, вяза, березы, ивы, ольхи, черемухи, рябины, яблони, груши, вишни. Она не откажется от боярышника, малины, ежевики, но избегает липы и ясеня.

Эта бабочка встречается и в Москве.

В одном московском саду я и нашел много лет назад кольчатого шелкопряда. Теперь этого сада нет, на его месте — вышка метро. Но тогда… На десятке старых, полуодичавших яблонь жили и кольчатые шелкопряды, и зимние пяденицы, и жуки яблоневые цветоеды, и крохотные усачики, и мало ли кто еще.

У бабочек зимуют яйца, гусеницы, куколки, иногда сами бабочки, У кольчатого шелкопряда зимуют яйца. Их многие знают, еще больше людей видели, да не знали, что это.

Осенью, зимой — на голых ветках — эти яйца заметить легче, чем в конце лета, среди листьев. И все же нужно приглядываться: широкое колечко из множества крохотных серых «зернышек» совсем не бросается в глаза.

Бабочка откладывает яйца на тоненьких ветках, по краям кроны. Лежат они ровными рядочками и уложены вокруг ветки. Получается колечко, в котором несколько сотен яиц.

Кое-где у этих колечек есть прозвище: «кукушкины слезки».

Почему «кукушкины»?

Кукушка отличается от всех наших птиц своими повадками. У нее нет гнезда, она не выращивает своих птенцов, ее дети — сироты-подкидыши. Бездомовная птица!

Множество пословиц и поговорок отмечают особенности кукушки, во многих старинных песнях упоминается эта птица. Почти всегда и везде она «несчастная» и очень плаксивая. Есть и цветы «кукушкины слезки», и трава «кукушкины слезки», даже колечки яиц кольчатого шелкопряда и те оказались «кукушкиными слезками». И кукует-то она с тоски. Веселым ее кукование, правда, не назовешь, но ведь кукует-то не «мать», не «несчастная вдовица»; унылое «ку-ку» кричит самец. А крик самки — громкая трель «кли-кли-кли», в которой нет ничего грустного, или глухой «хохот».

Всю зиму остаются колечки яиц на ветках. Весной, едва начнут распускаться у яблони плодовые почки, из яиц выходят гусеницы. Они развились еще осенью, но остались зимовать в яйце. Осторожно разорвите зимой тонкой иголкой скорлупку яйца, и вы увидите крохотную черную гусеничку. Принесите зимой веточку с яйцами домой. В теплой комнате вскоре появятся гусеницы. Их можно выкормить яблочной кожурой.

Гусенички не расползаются: они так и держатся всем выводком. В развилке тонких веточек они устраивают себе паутинное гнездо: плетут шелковый полог. Днем они собираются поверх него и словно греются на солнце. В плохую погоду заползают внутрь. А ближе к вечеру поползут на соседние веточки кормиться.

Они грызут развертывающиеся почки, бутоны, позже — цветки, молодые листья.

Перелиняв, гусенички делают новое гнездо теперь в развилках более толстых ветвей.

Черные они только в ранней молодости. Затем окраска их изменяется. Гусеница становится голубовато-серой или даже синеватой, появляются яркие продольные полоски: белая полоска с черными каемками тянется вдоль спины: по сторонам этой полоски и на боках — рыже-оранжевые полосы. Черноватые волоски образуют по два пучочка на каждом кольце тела. Красивая гусеница!

Кормиться гусеницы отправляются всем выводком. Ползущая гусеница оставляет на всем своем пути прочный след: паутинную нить. След одной гусеницы не так уж велик, это едва заметная «тропинка». Но по ветке ползет не одна гусеница.

Каждая тянет шелковую нить, образуется уже не тропинка, а целая паутинная «дорога». По ней гусеницы возвращаются в гнездо.

Принеси гусеницу домой и посади ее на какую-нибудь ветку. Она поползет, будет выпускать-тянуть шелковую паутинку. Вот тут-то и наставить на нее лупу.

Смотри на голову гусеницы, на рот ее. От «подбородка» гусеницы тянется паутинка. Гусеница ползет, паутинка тянется и тянется… Шелковую нить выделяют особые железки, их отверстие на бугорке-сосочке нижней губы. Губа эта прикрывает рот снизу.

Паутинная тропинка очень важна: она указывает дорогу домой. Нет тропинки — нет и пути к гнезду. А ведь оно не близко. Да и будь оно рядом, что толку.

Гусеницы очень близоруки, и про них можно сказать, что они видят «не дальше своего носа».

Хочешь посмотреть, что произойдет, если тропинка исчезнет?

Чтобы проделать такой опыт, не нужно особого умения, а оборудование для него очень несложно: жесткая, лучше проволочная щетка. Делать опыт дома, в садке или просто на срезанной ветке не стоит: неинтересно. Очень уж коротки будут тропинки. В саду, на дереве, там не узенькая тропинка, а проезжая дорога. Вот там-то и поглядеть, что случится, если дорога исчезнет.

Подросшие, почти взрослые гусеницы делают гнездо в развилке толстых ветвей. А толстые ветви отходят от ствола не так уж высоко. До листьев отсюда не очень близко, и это хорошо для опыта: чем дальше от гнезда до листьев, на которых кормятся гусеницы, тем длиннее дорога. А чем она длиннее, тем интереснее опыт.

Вот оно, гнездо гусениц. Большое, его не прикроешь ладонью. Гусеницы на его поверхности. Их много, пожалуй сотня. От гнезда по ветвям тянутся дороги: широкие, устланные паутиной. Не один раз по ним проползли гусеницы…

Еще рано. Можно подождать возле дерева, а можно и уйти. Гусеницы уползут кормиться не на полчаса, не на час.

Вот и нет их: уползли по веткам. Сначала по большой дороге: по толстой ветке. Потом расползлись по дорожкам: отправились на более тонкие ветки. А оттуда — по тропинкам — к листьям.

Снимите паутинное гнездо. Хорошенько вычистите щеткой развилок, на котором оно помещалось. Очистите щеткой ветки, да так, чтобы на них и следов паутинных нитей не осталось. Не жалейте ни рук, ни щетки и чистите, счищайте паутину.

Далеко ли от гнезда очистить дорогу? Сколько сможете. Уничтожьте дорогу до ближайших развилков: этого хватит.

Подходит время, и сытые гусеницы возвращаются к гнезду. Доползли до того места, где дорога уничтожена. Передние останавливаются, поднимают головы, вертят ими. Они выглядят как собаки, потерявшие след. Задние гусеницы наползают на передних, начинается сумятица.

До развилки ствола недалеко, и гусеницы кое-как доползли до него. Но гнезда нет.

Шелковинки, которые выпускают гусеницы, очень тонки. Так тонки, что отдельную ниточку на коре без лупы не заметишь. Там, где было гнездо, множество тончайших паутинок затягивали кору. Хорошо, если щетка поработала на совесть, счистила с коры все чешуйки, прочистила все трещинки. Хорошо, если гнездо исчезло бесследно. А если уцелели хоть немногие паутинки?

Ползая там, где было гнездо, гусеницы задевают эти уцелевшие паутинки. Остатки тропинки, большой дороги — какая разница? Гусеницы искали своих «следов», и вот след нашелся. Они начинают ползать здесь: уцелевшие, едва различимые нити удерживают их.

Но ведь они не просто ползают. Гусеницы все время тянут свои шелковинки. И теперь, когда они заползали в развилке туда и сюда, паутинки начали выстилать ветви. Чем гуще «мостили» гусеницы развилок, тем сильнее он их удерживал.

Кончилось тем, что было устроено гнездо на старом месте.

Бывает и так. Гусеницы проползут мимо исчезнувшего гнезда, отправятся дальше. Сытые, они мало расположены к дальним прогулкам. Где-нибудь остановятся, начнут плести полог.

А случалось, что гусеницы расползались кто куда. Чаще это бывало со взрослыми: перед окукливанием они утрачивают стадный инстинкт.

В плохую погоду гусеницы не покидают гнездо. А если ненастье затянулось, что тогда? Долго ли будут голодать гусеницы, скоро ли голод погонит их наружу, пусть и в плохую погоду?

В солнечный день гусеницы среди дня выползают на поверхность гнезда. Утром, пока прохладно, они скрываются внутри шелкового полога. Прячутся они туда и в дождь.

А если, взять да и опрыскать гусениц водой, когда они греются на солнце? Что они сделают?

Ярко окрашенные гусеницы кольчатого шелкопряда живут открыто. Кучка их издали заметна на темной коре. Про них можно сказать, что еда для птиц положена на тарелку: приходи и бери. Но птицы не очень-то хватают этих гусениц.

Кто знает, тот догадается сразу. Живут открыто, окрашены ярко — значит, не очень-то вкусная еда. Окраска гусениц предупреждает: «Не тронь меня».

Чем крупнее становится гусеница, тем больше ест. Она так обгрызает листья, что от них остаются лишь черешки да толстые жилки. Проходит примерно полтора месяца. Гусеницы линяют в последний, пятый, раз. Они взрослые.

Гнездо пустеет: гусеницы расползаются. Теперь каждая ползет «сама по себе», ищет место для окукливания. Многие покидают родное дерево, взбираются на соседние. Иная долго ползает, пока пристроится.

Наконец место найдено. Стянув шелковинками края большого листа или несколько небольших листьев, гусеница плетет между ними двойной кокон. Его наружный слой рыхлый и просвечивающий, внутренний — плотный. В коконе гусеница превращается в куколку.

Через полторы-две недели появляются бабочки. В Подмосковье это бывает в июле: когда в начале, когда в середине, смотря по весне и лету.

Бабочку нельзя назвать красавицей. Она не из крупных, всего 3–4 сантиметра в размахе крыльев. Коричневато-желтая, с двумя поперечными темными полосками на передних крыльях. Самец заметно меньше самки, не такой толстый, его усики гребенчатые.

Посадите только что вышедшую из куколки самку в садок, коробку с марлевой крышкой, баночку, завязанную марлей, или просто в марлевый мешочек. Вечером поставьте ее на стол и оставьте окно открытым. Посмотрите, что произойдет.

Когда-то я проделал это. Гусениц я Собрал в саду: в нем жило несколько выводков кольчатника. Чтобы не возиться с ними, я взял их накануне окукливания.

Самцы выходят из куколки на день-другой раньше самок.

Я очень следил за своими куколками, чтобы не упустить выход бабочек. Каждый день осматривал баночки, в которых лежали коконы.

Начали выводиться самцы. Я относил их в сад и выпускал.

Вывелась первая самка. Я пересадил ее в садок. Вечером я открыл окно, и вскоре же в комнате залетали самцы. Им не пришлось лететь далеко: от моего окна до сада было всего два десятка шагов.

Они роем кружили возле садка, садились на него, ползали по столу, отлетали и снова подлетали…

Мне надоела эта суматоха, и я перенес садок в дальний угол. Самцы полетели вдогонку…

Теперь они метались по всей комнате.

Я отрезал усики нескольким самцам. Одним — полностью, ничего не оставил. Другим — по одному усику, иным — по половине усика. И вот что я увидел. Самец без усиков никуда не спешил. Он поползал по столу, а когда я его спугнул, улетел и сел на стенку. Я спугнул его еще раз: он перелетел на шкаф.

«А что сделаешь ты теперь?» — подумал я. Подставил ему ладонь и осторожно перегнал бабочку на нее. Чуть трепеща крыльями, самец уцепился за кожу руки.

Я подошел к окну. Поставил ладонь ребром и стукнул ею по подоконнику. Бабочка упала на подоконник, поползла по нему. Добралась до наружного края и улетела.

Больше я ее не видел.

Самцы с одним усиком, самцы с укороченными усиками вели себя как обычно: летели к садку, ползали по нему.

Органы обоняния обычно находятся у насекомых на усиках. Особенно сильно развито обоняние у самцов некоторых ночных бабочек: они издали, за сотни шагов, чуют запах самки. У таких самцов усики перистые или гребенчатые: их поверхность гораздо больше, чем у обычных усиков, Таковы усики и у кольчатника.

Отрезав усики, я лишил самца органов обоняния. Он утратил способность ощущать запахи. А именно по запаху он издали находил самку, узнавал ее при встрече.

Бабочки кольчатого шелкопряда не питаются и живут недолго. Они не капризны. Поместите в садок самца и самку, поставьте в него веточку яблони или другого дерева, и самка отложит колечко яиц.

На этом можно было бы и расстаться с кольчатым шелкопрядом. Но в тех колечках яиц, которые мы собрали осенью, чтобы вывести гусениц, часть яиц осталась закрытой. Гусеницы давно выросли, не нынче-завтра начнут окукливаться. А сколько-то яиц так и остались «целыми».

Вскройте несколько «целых» яиц. В иных — погибшие гусеницы, в других — пустота: зародыш почему-то не развился. А в некоторых… в некоторых находится крохотная куколка.

Это куколка яйцееда, маленького перепончатокрылого насекомого. Во второй половине лета самка яйцееда отложила свои яйца в яйца кольчатника. Выведшаяся личинка кормилась содержимым яйца бабочки.

Каждая самка яйцееда губит десятки яиц кольчатника. Эти крошки — полезные насекомые: гусеницы кольчатника повреждают деревья.

Хотите сберечь яблони от гусениц кольчатого шелкопряда? Займитесь борьбой с ним. Что для этого нужно сделать, сообразить нетрудно. Колечки яиц, гнезда гусениц — вот они, слабые места кольчатника. Срежьте веточки с колечками и сожгите их. Оберите гусениц из гнезд и уничтожьте их. В небольшом саду это всего несколько часов работы.

Маленькое предупреждение: гусениц кольчатника голыми руками не берите — волоски их могут вызвать раздражение кожи.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.