logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Дэвид Айкер – главный редактор крупнейшего в мире астрономического журнала Astronomy. В этом журнале Айкер проработал редактором последние 33 года, а главным редактором стал в 2002 году. Уже в возрасте 15 лет Айкер основал ежемесячный журнал, посвященный наблюдениям галактик, звездных скоплений и туманностей, под названием Deep Sky Monthly, и в течение 40 лет он остается увлечённым наблюдателем, с тех самых пор, как будучи подростком впервые увидел в телескоп Сатурн.

Айкер – автор и редактор 21 научного издания, в том числе книг «Новый Космос: Отвечая на главные вопросы астрономии» (The New Cosmos: Answering Astronomy’s Big Questions), «Кометы: Гости из далекого космоса» (Comets: Visitors from Deep Space) и «Вселенная: наблюдения с вашего заднего двора» (The Universe From Your Backyard). Айкер – неустанный пропагандист астрономии и философии науки, он прочитал множество лекций в различных аудиториях по всему миру. Айкер член совета директоров фестиваля Стармус, президент фонда «Астрономия» (The Astronomy Foundation, группа по связям с общественностью фирм-производителей телескопов) и главный редактор проекта «День Астероида».

В знак признания заслуг Айкера перед астрономией в 1990 году Международный астрономический союз назвал в его честь малую планету 3617.

Наконец, Айкер – профессиональный барабанщик в жанре блюз и рок, он выступает с группой Astronomy Blues Band.

В начале Земля была трудным и опасным местом. Купавшаяся в прохладных лучах молодого Солнца и водах, покрывавших почти всю ее поверхность, ранняя Земля подвергалась бесчисленным ударами планетоидов, астероидов и комет, пронизывавших внутреннюю часть Солнечной системы. Однако примерно 3,8 миллиарда лет назад, после так называемой Поздней тяжелой бомбардировки, ситуация на молодой планете стала налаживаться.

И в один прекрасный день это случилось. Где-то в бульоне земных океанов атомы устроили эту штуку, потому что они делают такие вещи. Притягиваемые электрическими зарядами в специфические конструкции, в среде, богатой водородом и кислородом, возможно, поначалу только вблизи глубоководных гидротермальных трубок, атомы собрались вместе и сформировали аминокислоты, белки и в конце концов – ДНК и РНК. С этого момента за дело взялась эволюция. Молодой планетный мир – поначалу глубоко враждебное обиталище – породил жизнь через миллиард лет после того, как сгустилась сама планета.

С момента своего появления, по меньшей мере 3,4 миллиарда лет назад, жизнь преобразовала Землю, продвигая ее по новым эволюционным направлениям. Но случилось это не вдруг. Первые полтора миллиарда лет жизнь на Земле была представлена только прокариотами, примитивными микробами, лишенными клеточного ядра. Со временем, однако, наращивание кислорода в атмосфере Земли привело к заметным изменениям. За последние полмиллиарда лет климат Земли и набор живых организмов, населяющих ее, претерпели колоссальную перестройку. За последние 5 миллионов лет или около того появились млекопитающие, и на сцену вышли люди. Наши ближайшие предки эволюционировали в течение последних 2 миллионов лет и около 100 000 лет назад стали Homo sapiens. И вот они мы.

Все известная нам доныне жизнь во всей вселенной пока что существует только на нашей крошечной планете Земля. И мы все – продукты вселенной, от микробов до деревьев, пчел, лошадей, котов, барсуков и людей. Атомы, которые составляют нас, родились в кипящих утробах массивных звезд и были выброшены далеко в глубины космоса. Наша планета, дающая дом существам, которые ползают по ее поверхности, плавают в ее океанах – лишь один пример из огромной вселенной, которая содержит как минимум 50 тысяч миллиардов миллиардов звезд. Любая из них (или все они?) могла бы иметь планеты, пригодные для развития химии жизни.

Тем не менее этот единственный пример невероятен, почти чудесен по своей природе. Вселенная снабдила нас невероятной способностью воспринимать, чувствовать, размышлять, при том, что рождены мы из атомов, вышедших из реакторов ядерного синтеза. И число разумных людей, живших на планете, поразительно. Согласно большинству оценок, по меньшей мере 108 миллиардов человек когда либо жили на Земле. Во времена Древнего Рима население Земли составляло 300 миллионов, достигло полумиллиарда к Эпохе Возрождения, перешло отметку в 1,5 миллиарда в начале XIX века, а сейчас достигло 7 миллиардов. Это изобилие жизни поразительно, поскольку, как все мы понимаем, жизнь сама по себе всегда балансирует на грани смерти.

Хотя история жизни на Земле – это почти чудо, в ней есть глубокий подтекст грусти, неисполненного обещания. Карл Саган говорил мне, что 99 % людей рождаются, проживают свои жизни и умирают, не осознавая своего места во вселенной. И похоже, что со временем эта ситуация не особенно улучшается.

Позвольте мне использовать в качестве примера свою работу. Журнал Astronomy, крупнейшее в мире периодическое издание по своей теме, с аудиторией примерно 100 000 человек в печатном виде и ежемесячной аудиторией в 400 000 уникальных посетителей на веб-сайте. Помимо этого, журнал активен в социальных сетях и имеет 1,2 млн подписчиков на Facebook и более 67 тыс. в Twitter, а также в Google+. Это хорошие цифры, даже впечатляющие, но за ними не видно, как постарел активный интерес к астрономии, который был таким явным у предыдущего поколения. Демографические данные показывают, что наша аудитория стареет, и зачастую переклички на «звездных вечеринках» показывают, что в США одни и те же люди приходят на эти наблюдения ночного неба в течение 10 или 15 лет. Где же молодое поколение?

Кажется, что перед молодыми людьми, готовыми заинтересоваться серьезными научными вопросами, возникло немало препятствий – по крайней мере в Соединенных Штатах, если не по всему миру. С одной стороны, реальность уже не кажется молодым людям настолько важной, как это было раньше. Когда я был молод, реальные вещи значили намного больше фантазий. Сейчас вы можете выйти на улицу и показать детям северное сияние, сияющее и ярко переливающееся в небе, и это их увлечет на, скажем, пять минут. А после этого, слишком часто, они возвращаются под крышу, вынимают Xbox 360 и взаимодействуют с бессмысленным виртуальным миром. Чего так можно достичь, в конце концов? Эй, я не прочь повеселиться, но веселья получается многовато по сравнению с изучением реальных вещей в реальной вселенной, которое пригодилось бы детям в будущем.

Этот вызов не становится проще из-за произошедшего за последние несколько поколений резкого увеличения засветки. Полтора века назад каждый потенциальный астроном видел ночное небо, созвездия, сияющие звезды, светящуюся полосу Млечного Пути, может быть даже несколько звездных скоплений и необычных туманностей. Конечно, тогда люди были в курсе движения планет и небесных циклов и понимали, что являются маленькой частью всего этого. Сейчас же многим, скорее всего, большинству детей очень сложно увидеть приличное темное небо, даже если они очень хотят этого.

Кроме того, псевдонаука, доктринерство и чепуха процветают в нашей культуре. Теперь у нас есть духовные вожатые, группы центрирования для беременных, мастерские сновидений, биоэнергетика, энергия пирамид, первичная терапия, инверсионные качели, ароматерапия, медитации синхронизации, гармоническая синергия волн мозга и психокалистеника. Недавний опрос показал, что три из четырех американцев верят в настоящих ангелов. А что зомби, гоблины, вампиры, кракены, медузы, лепреконы, баньши, кентавры, джинны и эльфы? Почему про них так мало пишет пресса в наши дни? Рекламщики слабые?

Вдобавок к этому, мы сейчас живем в культуре, где все погружены в сплошной поток развлечений. Я люблю кино, телевизор, спорт, музыку и все такое не меньше других, но для многих вездесущее веселье и развлечения перенасыщают жизнь, в некоторых случаях выталкивая из реальности в нереальность. Я насчитал 253 канала в своем телевизионном пакете, и я вам точно говорю, что смотрю очень немногие. Но сотни каналов – это норма, и это удерживает многих людей от того, чтобы делать еще что-нибудь, кроме как откинуться и позволить этому всему течь через них вечер за вечером.

В Соединенных Штатах это олицетворяет так называемое «телевидение реальности», которое, насколько я мог увидеть, гораздо дальше от естественной реальности, чем можно себе представить. Выбирайте из Duck Dynasty, Amish Mafia, The Undateables, Dog the Bounty Hunter, American Ninja Warrior, Ghost Hunters или Im a Celebrity. . Get Me Out of Here! несомненно, это обогатит вашу жизнь намного больше, чем знание того, что на самом деле происходит во вселенной вокруг вас.

Отрывочность информации, которую сообщает телевидение, не имела бы большого значения, но именно оттуда большинство людей получают новости о мире и именно через него контактируют с наукой, если вообще делают это. Те, кто заявляет о своей заинтересованности наукой, тоже имеют свои возможности в великом электронном потоке кабельного ТВ. В США Science Channel, Discovery Channel, The Learning Channel, National Geographic Television и другие предлагают то, что они воспринимают как науку большого калибра.

Не чтобы придраться к одной сети, а просто для примера, посмотрим на Science Channel. Их руководство утверждает, что астрономия и космос – самая популярная отрасль науки и составляет до 50 % экранного времени в прайм-тайм. Их фирменная серия – «Сквозь кротовую нору» (Through the Wormhole) с Морганом Фрименом, а кроме того, они показывают несколько других сериалов, связанных с астрономией и космосом или, по крайней мере, затрагивающих астрономию как смежный вопрос, в том числе: «Одни ли мы?», «Встречи с инопланетянами», «Поразительные случаи в науке», «Чудеса вселенной» и «Как работает вселенная».

Конечно, я знаю, что телевидение гонится за рейтингами. Дадим им возможность зарабатывать на человеческих сомнениях и оставим в покое инопланетян. Это им можно. Когда за рулем рейтинги, всей этой чуши про НЛО не избежать. Но посмотрим на то, что они считают своим мейнстримным, сбалансированным материалом, подаваемым без журналистской предвзятости.

Мне нравится Морган Фримен как актер и как пропагандист музыки в стиле блюз в своем замечательном клубе в Кларксдейле, Миссисипи. Но в его шоу на канале «Наука» я далеко не влюблен. Среди охваченных в нем тем были «Есть ли жизнь после смерти?», «Существует ли время на самом деле?», «Есть ли шестое чувство?», «Как выглядят инопланетяне?», «Можем ли мы двигаться быстрее света?», «Можем ли мы воскресить мертвых?», «Реальна ли реальность?», «Думает ли океан?» и «Возможен ли зомби-апокалипсис?»

Морган, будь благословен за фильмы и за музыку. Но это шоу по своим темам и по тону – псевдонаука, а не наука.

Многие из тех, кто работает в астрономии, возлагали большие надежды на второе пришествие «Космоса» – шоу, запущенного весной 2014-го и продолжившего оригинальное шоу Карла Сагана, которое показывали в 1980 году. Проект, скорее всего, не имел бы такого успеха без поддержки Сета Макфарлана, который выступил в роли исполнительного продюсера. Материал написали вдова Карла Энн Друян и Стивен Сотер, рассказчик – Нил Деграсс Тайсон из Американского музея естественной истории. Серия из 13 передач поначалу заставила нас предвкушать рассказы о многих областях астрономии, астрофизики, планетологии и космологии, которые расцвели или были полностью переписаны за 34 года, прошедшие с первого эфира «Космоса».

Казалось, что рейтинги «Космос: Одиссея в Пространстве и Времени» (Cosmos: A Spacetime Odyssey) вполне хороши. Они начались с 8 миллионов зрителей в Соединенных Штатах, нарастали с каждым новым эпизодом и, как утверждалось, стали расти еще быстрее, когда шоу начали показывать в других странах. «Космос» в целом был очень хорошо написан, и Нил, как всегда, прекрасно выступал в ролях ведущего и рассказчика. Я большой его поклонник во всем, что он делает, и я обожаю Энни, поскольку у меня были близкие отношения с Карлом Саганом, оказавшим огромное влияние на мой выбор астрономии как призвания.

Но должен сказать, что я был несколько поражен выбором тем нового шоу, принимая во внимание громадный объем новых астрономических данных, которые были собраны за последние десятилетия и даже после смерти Карла в 1996 году. Многие были удивлены тем, что шоу в основном сосредоточено на истории и рассказывает вдохновляющие биографии отдельных ученых, рассказывает об их жизни и открытиях, но дистанцируется от новых данных.

Мои коллеги по журналам Astronomy и Discover проводили еженедельные онлайн-совещания, обсуждая каждый из эпизодов. Уже в середине сериала мы были поражены уклоном в историю и другие околонаучные вопросы, непосредственно не относящиеся к астрономии. Но тем не менее мы продолжали смотреть. И только в заключительном эпизоде при изучении вопросов о темной материи и темной энергии зашла речь о большой современной космологии. Очевидно, создатели «Космоса» хотели побудить новое поколение зрителей к научному мышлению, подать науку как образ жизни, а возможно, даже представить науку как захватывающую карьеру. Но, по мнению многих, они упустили возможность обсудить новейшие, самые интересные открытия, сделанные за последние годы в науке о космосе.

Что еще удивляет меня в телевизионной астрономии, даже в таких тщательно подготовленных программах, как «Космос», это не только выбор тем, которые зачастую далеки от потока новых, удивительных и важных сведений, получаемых в нашей области, но и почти неудержимое сползание в сторону невозможного и маловероятного, цель которого – сделать подачу максимально завлекательной в ущерб реальности. Например, Нил Тайсон фактически произнес фразу «Никто не знает, что внутри черной дыры – она может содержать целую вселенную».

Нет, черная дыра не может содержать целую вселенную. Остановитесь. Пожалуйста, ограничьтесь известными нам фактами. Я бы немедленно отправил любого, кто так говорит, прямиком в кабинет Кипа Торна.

В эпизоде о глобальном потеплении с гордостью утверждается, что Венера в ранней своей истории очень напоминала Землю и имела прелестные и густонаселенные океаны, а потом что-то пошло совсем не так по причине глобального потепления, вызванного избытком диоксида углерода, и сейчас это адское место, и надо бы нам сделать выводы. Но никто не знает, были ли на ранней Венере океаны. На планете из-за вулканической активности появилась суша примерно три четверти миллиарда лет назад, поэтому свидетельства об океанах в первые два миллиарда лет венерианской истории практически утрачены. Остались только незначительные указания на это в виде соотношения водорода и дейтерия, да и это разве что намеки. К тому же на Венере глобальное потепление должно было быть вызвано водой, а не углекислым газом.

Конечно, далеко не все новости плохи. Просто подумайте о том, что произошло за последние 20 лет и что дало нам столько интереснейшего материала, которым стоит поделиться с другими человеческими существами. Это совершенно поразительно. Фактически, то, что случилось за последние несколько лет – это революция в нашем знании и нашем мышлении.

Астрономическая революция начала XXI века предоставляет нам широкий набор тем, которыми можно поделиться с публикой. Им нужна смерть и драма? Мы теперь отчетливо понимаем, как будет происходить одно из важнейших событий в нашем будущем – как умрет Солнце. Солнечная система находится в середине своего жизненного пути, ее возраст – около 4,6 миллиарда лет. Солнце – это, конечно, реактор, где идет термоядерный синтез, и когда через 5 миллиардов лет закончатся элементы для синтеза, оно станет красным гигантом, раздувшись и поглотив ближние планеты. После стадии красного гиганта Солнце трансформируется в планетарную туманность, кокон светящегося газа, окружающий мертвое Солнце, которое к тому времени станет сгустком углерода размером с Землю и массой около 50 % начальной массы.

На этой стадии Солнце будет ослепительно ярким, и углерод из его атмосферы станет оседать на богатое углеродом ядро. Остатки гелия, горящие вместе со звездой, будут выброшены из внешних слоев звезды в окружающий космос и образуют планетарную туманность. Планетарные туманности преобразуют газ от множества обычных звезд в новое поколение звезд, когда в конце концов они сжимаются в молекулярные облака, которые под неизбежным воздействием гравитации вспыхивают новорожденными звездами.

Так же, как мы можем предсказать отдаленное будущее Солнца, мы можем сказать, что случится с жизнью на Земле. Простая логика говорит, что раз Солнце находится посередине своего пути, жизнь на Земле тоже прошла половину своего срока. Это представляется разумным предположением, но на самом деле, это совсем не так.

Фактически наиболее ранняя известная нам жизнь на Земле возрастом 3,4 миллиарда лет обнаружена в горной формации Стрелли-Пул в Западной Австралии. Исследователи нашли там микроокаменелости в 2007 году и опубликовали результаты в 2011 году. Обнаруженные в Стрелли-Пул примитивные бактерии питались серой и были найдены в песчанике, из которого несколько миллиардов лет назад был сформирован мелководный пляж или устье.

Теперь мы знаем, что Солнце – звезда переменной яркости и общий уровень его излучения со временем постоянно увеличивается. Недавние исследования показывают, что за куда более короткий срок, чем представляли раньше – за миллиард лет или даже 800 миллионов, излучение Солнца усилится до того, что океаны на Земле вскипят. На этой отметке жизнь на Земле завершится. Зная, что жизнь на Земле существует уже по крайней мере 3,4 миллиарда лет, можно сказать, что история жизни на Земле написана уже на 80 %. Мы находимся уже в завершающих главах приключений жизни на нашей планете.

Луна – прекрасное место для приложения страсти начинающего астронома-наблюдателя. С нашим единственным природным спутником связано и немало увлекательных научных историй. Планетологи лишь за последние десятилетие взялись за исследование рождения Луны. Убедительные доказательства появились после изучения лунного грунта, доставленного на Землю астронавтами «Аполлона». Поначалу ученые были поражены результатами анализов изотопов кислорода в крошечных кристаллах из лунного грунта, поскольку изотопы оказались идентичны тем, что находят во многих скальных породах на Земле. В 1980-х и 1990-х свидетельства, добытые «Аполлоном», стали наводить на радикальный вывод, названный «Гипотезой большого столкновения». Эта история рождения Луны сейчас считается общепринятой и предполагает, что 4,6 миллиарда лет назад две планеты находились на нынешней орбите Земли и Луны. Протоземля имела от 50 до 90 % своего нынешнего размера и массы, и существовала еще одна планета размерами с Марс, которую астрономы сейчас называют Тея (в греческой мифологии – это мать богини Луны Селены). Планетологи считают, что 4,53 миллиарда лет назад Тея столкнулась с Землей, создав недолго прожившее облако обломков, которое вскоре сгустилось и стало Луной. Большая часть массы Теи слилась с мантией Земли. Куда делась Тея? Вы на ней стоите.

Будет справедливым сказать, что планетологи крайне увлечены Марсом, и публика любит слушать про Красную Планету. Сейчас это холодная и сухая планета. Как же Марс стал холодным и сухим из теплого и влажного? Есть ли в истории Красной Планеты уроки, важные для обитателей планеты Земля? Механизм, благодаря которому Марс нагрелся, пока до конца непонятен. Полагают, что существенный разогрев за счет цикла с участием парниковых газов – двуокиси углерода и воды – произойти не мог, потому что в ранний период существования Солнечной системы Солнце было для этого слишком слабым и холодным. Но, возможно, на раннем этапе Солнце было более энергичным, чем думают планетологи. Или, возможно, иные парниковые газы вызвали ранний разогрев Марса. А может быть, теплые периоды на Марсе происходили эпизодически в течение длительного периода времени и/или были локальными или региональными, а не всепланетными.

Другая странная загадка относится к нашей кузине Венере, которая не должна была бы сильно отличаться от Земли. Венера и Земля примерно одного размера, и у Венеры сложная климатическая система, но на этом сходство кончается. Венера – адское место с температурами, достаточно высокими для плавления свинца. Поразительным образом оказалось, что на Венере почти нет кратеров от столкновений с метеоритами. Обширные потоки лавы на ее поверхности говорят, что эта поверхность очень молода – может быть, ей всего 750 миллионов лет. Эта планета геологически вывернула себя наизнанку; у нее практически полностью новая поверхность. Почему? Что вызвало такое радикальное, всепланетного масштаба явление, которое изменило свойства целого мира?

Планеты в нашей Галактике это одно, а структура самой Галактики – другое, и она представляет собой загадку, не менее интригующую, чем любая загадка из телевизора. Важный шаг в картографировании Млечного Пути был сделан в 2005 году, когда астрономы из университета Висконсина использовали космический телескоп им. Спитцера (Spitzer Space Telescope) для проведения обзора GLIMPSE (Galactic Legacy Infrared Midplane Extraordinaire — Экстраординарный обзор инфракрасного излучения галактической плоскости). Эта программа точного картографирования галактики позволила впервые сфотографировать и каталогизировать 30 миллионов источников. Дальнейшие наблюдения, проведенные в 2008 году, показали, что Млечный Путь – это спиральная галактика с выраженной центральной перемычкой, двумя выраженными спиральными рукавами и несколькими более мелкими ответвлениями. Только за последние несколько лет мы узнали истинную структуру нашей Галактики.

В том же 2008 году мы узнали судьбу нашей Галактики. Гарвардский астроном Авраам Лёв и его соавторы изучили динамику галактик в нашей Локальной группе, которая включает наш Млечный Путь и ближайшую к нам спиральную галактику Андромеда. На большом масштабе расширение вселенной удаляет галактики друг от друга, но на меньших масштабах они часто движутся навстречу друг другу под действием гравитации и локальных течений. Через 4–5 миллиардов лет Млечный Путь и Андромеда столкнутся и образуют гигантскую галактику в форме спутанного клубка, которую некоторые астрономы называют Млечномедой. Теперь судьба нашей Галактики ясна.

Однако многие вещи до сих пор остаются покрыты мраком. Еще в 1932 году для объяснения наблюдаемых орбитальных скоростей звезд в Млечном Пути голландский астроном Ян Оорт предположил, что в Галактике существует невидимое вещество. Годом позже швейцарский астроном Фриц Цвикки предложил ту же идею для объяснения «недостающей массы» галактик, обращающихся друг вокруг друга в скоплениях. Вскоре астрономы поняли, что во вселенной должна существовать так называемая темная материя.

Американский астроном Вера Рубин существенно продвинулась в исследовании темной материи, когда изучала вращательные скорости галактик в 1960-е и 1970-е. Мы до сих пор не знаем, что такое темная материя, но последние исследования в области наблюдательной космологии, выполненные со спутника Planck, и некоторые другие измерения говорят, что 26,8 % массы-энергии во вселенной существуют в форме темной материи.

Мало им было загадки темной материи, так в 1998 году астрономы, наблюдавшие далекие сверхновые звезды, полностью перевернули все представления о космологии. В тот год две группы исследователей, команда High-z Supernova Search Team («Поиск сверхновых на больших красных смещениях») и Supernova Cosmology Project («Космология с помощью сверхновых»), объединили усилия в наблюдении далеких сверхновых типа Ia. Взрывы таких звезд обладают характерной светимостью, величина которой известна. Наблюдения за ними принесли поразительные результаты. Было показано, что расширение вселенной само по себе со временем ускоряется. Это потрясающее открытие, удостоенное Нобелевской премии и определившее новый фокус космологических исследований, привело к осознанию, что расширение вселенной определяется темной энергией, природу которой нам еще предстоит понять.

В астрономии одни тайны появляются, а другие уходят. В 1982 году я начал работать в журнале Astronomy, был молодым редактором, и о черных дырах тогда еще только ходили слухи. Подтверждение существования черных дыр было получено только с запуском в 1990-е годы космического телескопа им. Хаббла. После наблюдений с помощью этого телескопа центров активных галактик, таких как М 87 в созвездии Девы, и многих других, свидетельства о черных дырах стали железобетонными. За последние несколько лет стало ясно, что все нормальные галактики, исключая карликовые, содержат в своем центре сверхмассивную черную дыру. В большинстве галактик эти черные дыры были весьма активны на ранних этапах жизни галактики, но, по мере того, как заканчивалось вещество, которым они «кормились», эти дыры затихали, впадали в своего рода спячку. Так происходит и с центральной черной дырой Млечного Пути.

Черные дыры весьма популярны у публики и успешно будят ее интерес, но иногда мы должны дать людям дозу грубой реальности: вселенная очень велика. Космические расстояния почти непредставимы по человеческим масштабам. От нашего ближайшего соседа, Луны, нас отделяет в среднем 384 000 километров. Солнце обычно находится на расстоянии 149,6 миллиона километров. Внешняя граница облака Оорта, оболочки из комет, расположенной по периметру нашей Солнечной системы, удалена от нас на расстояние больше светового года, это около 10 триллионов километров. Ближайшая к нам звездная система, альфа – проксима Центавра, отстоит на 4,2 светового года.

В масштабе вселенских расстояний и размеров содержатся важные для нас выводы, в частности, касательно вероятности развитой жизни во вселенной и наших шансах когда-либо узнать эту жизнь. Будем честными с собой, это главный вопрос. Одни ли мы в космосе? Насколько развита жизнь? Микробы? Цивилизации?

Если бы денег было вдоволь и мы могли бы построить самый высокотехнологичный на сегодня космический корабль и оснастить его, скажем, ионным двигателем, мы бы могли гипотетически долететь до ближайшей звездной системы, альфы – проксимы Центавра, примерно за 75 000 лет. Тут встречаются наука и научная фантастика. Логистика межзвездных путешествий ошеломляет. Как сложить в кладовку достаточное количество кексиков Твинки, чтобы хватило на 75 000 лет путешествия?

Тем не менее мы видим, что для жизни во вселенной есть масса удивительных возможностей. В экстремальной среде на Земле – подводные трубки, замороженные глыбы льда – мы видим невероятное, настойчивое и приспосабливающееся присутствие живых существ. Свидетельства о возникновении жизни на Земле говорят, что это случилось рано, началось или снова запустилось в тяжелейших условиях во время или сразу после Поздней тяжелой бомбардировки. Глядя на планеты в Галактике вокруг нас, мы видим многочисленные примеры миров, где могла бы присутствовать жизнь, и уже начинаем находить планеты размером с Землю.

Цифры нам неплохо известны. Галактика Млечный Путь содержит не менее 200 миллиардов, а может, и 400 миллиардов звезд (астрономы не знают точное число, потому что карликовые звезды, которых немало, светят слабо и на дальних расстояниях невидны). Мы знаем по меньшей мере 100 миллиардов галактик во вселенной. Примем в ближайшем приближении, что во вселенной 10 тысяч миллиардов миллиардов звездных систем – и это только видимая вселенная. Так что существует невероятно большое количество мест, где на планетах может существовать жизнь.

Можем ли мы быть единственной цивилизацией во вселенной? Очень трудно в это поверить. Однако нам известен лишь один такой мир. Сама по себе огромность масштаба расстояний во вселенной подсказывает, что даже если мы узнаем о других цивилизациях, мечта фантастов стоять рядом с существами с другого мира в Центральном парке и пожимать им руку вряд ли осуществима сейчас или в будущем. Как однажды сказал Карл Саган, вселенная может кишеть жизнью, но это может быть похоже на всего двух людей на Земле, один в Австралии, другой в центре Северной Америки. Каждый из них может прожить всю жизнь и так и не узнать, что существует другой.

Все эти активно развивающиеся направления исследований достойны того, чтобы их истории были рассказаны, чтобы мы, ученые, исследователи, музыканты, писатели, художники и жрецы известного нам космоса, рассказали другим человеческим существам правдивую и реалистичную историю вселенной. Мы можем сделать это. Мы можем преодолеть невероятно громкий белый шум чепухи, заполонивший наше общество, световое загрязнение, перекрывающее свет звезд, исправить поколение, которое поклоняется тривиальному и не обращает внимания на значимое. Но мы должны делать это вместе. Мы можем сделать это своими исследованиями, своими журналами, представлениями в планетариях, веб-сайтами и онлайн-презентациями в социальных сетях. Песнями, концертами и всем остальным, что впечатляет нас не только интеллектуально, но, что, возможно, важнее, эмоционально.

Думает ли вселенная о себе самой? Да, мы, рожденные в космосе, думаем. Но очень многим из нас на этой планете нужно понять, где мы и почему мы здесь. Это знание, которое может освободить всех нас и сделать нас цивилизацией, устремленной в будущее.

Нам потребуется вся доступная огневая мощь. Ставки высоки. Понимание и принятие вселенной, того, как она работает, – слишком важные вещи, чтобы упускать их. Как написал когда-то один из наших друзей, «этот мир бережет для нас лишь один сладкий момент». И этот момент – сейчас.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.