logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Дискуссии о создании одной или нескольких альтернативных столиц уже много лет идут в Японии. Эти дискуссии были мотивированы, во-первых, угрозой землетрясений и, во-вторых, чрезвычайно высокой концентрацией политических и экономических ресурсов в сравнительно небольшой части страны.

Только в столичном регионе проживает около 30 млн человек. Если же рассматривать мегалополис Японии, который охватывают всю ветку Токио-Иокагама-Нагоя-Киото-Осака-Кобе (шесть основных метрополий страны), то получается что на трех процентах территории страны сосредоточено 63% ее населения. В известном смысле такая концентрация, считают специалисты, является результатом не столько социально-экономических принципов, а особой географии, территориальной структуры Японии и характера ее ландшафта.

Многие считают при этом, что оригинальные градостроительные и транспортные решения проблемы столицы, которые получили чрезвычайно высокую оценку у международного сообщества, и создание полицентрической структуры в самом столичном регионе не являются достаточными для решения проблем сверхцентрализации страны. Речь идет, прежде всего, о модернизации города, осуществленной Ретаро Адзуме, мэром города с 1959 по 1967 год, которая привела к созданию единого городского пространства, построенного на принципах высотного и подземного строительства. Его концепция также включала в себя обеспечение сверхскоростных коммуникаций через систему поездов и идею полицентризма.

Вопрос о переносе японской столицы впервые был поднят в 1990 году в резолюции парламента, принятой по случаю его столетнего юбилея. Предполагалось, что на новое место должны переехать, помимо самого парламента, Кабинет министров, основные министерства и Верховный суд.

После трех лет интенсивных дискуссий, проведения более тридцати конференций, посвященных этому вопросу, специальный Совет, созданный для этой цели, опубликовал доклад, в котором содержится список мест – кандидатов на новый общенациональный центр. В докладе определены два основных претендента. Это район Тотиги-Фукусима на северо-востоке страны и район Гифу-Айти в центре страны. Третий кандидат – район Миэ-Кии – может стать при определенных условиях достойным соперником в будущем.

Чрезвычайно интересны процедура и метод оценки для определения кандидатов на статус столицы. Метод был основан на количественной системе оценок по различным критериям и параметрам.

Таких оценочных критериев или параметров было 16, в том числе такие как сейсмическая безопасность, возможности транспортного доступа, условия выкупа земельных участков у нынешних владельцев и другие. В подведении итогов участвовало более 70 экспертов. Кроме того, учитывались результаты дискуссий внутри Совета. Путем такого комбинированного подхода и определялось количество очков, набранных каждым из кандидатов, а их было десять. Кроме того, в будущем могут появиться какие-то дополнительные требования, которые будут обязательно учтены при дальнейшей работе Совета.

Многие специалисты считают, что новая столица должна строиться с широким применением самых современных информационных технологий. Это создаст благоприятные возможности для возникновения и развития мощной информационной сети, которая соединит центральную и региональные администрации, позволит им совместно использовать полученную информацию, выдвигать свежие инициативы, придаст работе правительственных организаций большую эффективность.

«Раньше японцы в первую очередь заботились о финансах, рынке, товарообмене и промышленности, – говорит Августин Берк, профессор Университета Мияги, – о человеке думали в последнюю очередь. Важно, чтобы начиная с 2000 года они перевернули этот порядок ценностей». Он считает, что при возведении нового города, где бы то ни было, в первую очередь надо думать о жизни людей.

В докладе Совета подчеркиваются три основных положения. Во-первых, должны быть предприняты все необходимые усилия для одновременного осуществления перевода столицы и административной реформы, включая вопросы децентрализации власти. Перенос столицы должен также создать новые отношения между правительством и частным сектором за счет разделения политических и экономических функций.

Во-вторых, чрезмерная централизация в Токио привела к серьезным нарушениям в транспортном движении, включая пригородное. Перенос правительственных функций в другое место изменит статус Токио, тем самым способствуя развитию экономической самостоятельности и культурной жизни японской провинции.

В-третьих, перенос столичных учреждений в сейсмобезопасную зону резко повысит возможности Страны восходящего солнца противостоять природным катастрофам и кризисам, которые могут возникнуть как внутри страны, так и вне ее, если Токио подвергнется ударам подземной стихии.

У идеи переноса есть и ярые противники. Губернатор японской столицы Синтаро Исихара, например, считает, что переезд правительства из Токио, который был центром государственной власти в течение 400 лет, будет «осквернением истории».

Другие оппоненты этой идеи ссылаются на недостаток обрабатываемых земель в Японии и на недостаточный уровень самообеспечения продуктами питания. Наличные земли кормят только две трети населения. Строительство новой столицы, по их мнению, сократит и так недостаточное количество земли.

В 2005 году японский парламент провел закон, согласно которому должен быть начат процесс идентификации места для новой столицы. Были названы три кандидата на роль новой столицы: Насу (300 км к северу), Хигасино (недалеко от Нагано, центральная Япония) и новый город в провинции Миэ, недалеко от Нагои (450 км западнее Токио). Уже получено решение правительства, хотя более никаких дальнейших действий не предпринимается. Этим решениям противостояло и противостоит Токийское столичное правительство.

Недавние землетрясения в Японии и катастрофа Фукусимы чрезвычайно интенсифицировали эти дискуссии и привели к формулировке нескольких альтернативных решений. Так был поставлен вопрос о немедленном создании нескольких альтернативных административных столиц на случай новых катастроф в непосредственной близости к Токио.



Китай

Идея переноса столицы встала также на повестку дня Китая, несмотря на достаточно полицентрическую урбанистическую систему с двумя крупнейшими экономическими финансовыми центрами в Гонконге и Шанхае.

В 2010 году несколько видных китайских ученых выступили с идеей переноса китайской столицы для разгрузки Пекина и для развития внутренних провинций страны. Шэнь Ханьяо, президент шанхайского Вортоновского экономического института, предложил создать новую столицу на месте слияния центральных, северных, западных и южных провинций для более сбалансированного распределения богатства и продуктивных сил в стране. Главной задачей новой столицы он считает преодоление дисбаланса между богатым востоком и бедным западом страны, разрыв в экономическом развитии которых с каждым годом растет. Восточная часть страны занимает только 13 % территории государства, но на ее долю приходится 41 % населения и 60 % ВНП Китая. Западная часть занимает 60 % территории, но на ее долю приходится только 23 % населения и всего 14 % ВНП.

Новой столицей должен быть очень небольшой город. Главными двумя кандидатами на эту роль, по мнению Шэнь Ханьяо, должны стать Юян и Синьян в провинции Хэнань. Эти города располагают достаточными водными и транспортными ресурсами; другим их преимуществом является то, что они находятся на плоской равнине.

Дискуссии по поводу возможного переноса столицы Китая начались в 1980 году, когда Ван Пин, профессор Столичного университета экономики, впервые высказал эту идею. Его поддержал Чэнь Баокунь, возглавлявший Палату недвижимости во Всекитайской федерации промышленности и торговли. Различные природные катаклизмы (например, песчаный шторм в 2006 году) или экстраординарные события, вызванные дефектами городской инфраструктуры (всегородская пробка 17 сентября 2010 года), каждый раз служили катализаторами появления новых предложений и инициировали новый виток дебатов по этому вопросу. В 2006 году около 500 представителей Национального народного конгресса, законодательного органа Китая, выступили за перенос столицы из Пекина. В 2007 году Мэй Юсинь, исследователь из Китайской академии международной торговли и кооперации, ведомственной академии Министерства торговли Китая, назвал пребывание столицы в Пекине экономическим бременем для страны, которое ведет сам Пекин в тупик. В 2008 году ученые Цинь Фачжань и Хусинь Ду написали совместную статью, в которой предложили идею «одна страна – три столицы». Шанхай в их проекте должен был остаться экономической столицей, Пекин– столицей культуры и технологии и для новой политической столицы должно быть найдено новое место.

В качестве новой столицы в дискуссиях, развернувшихся на различных интернет-сайтах, предлагаются различные города страны, находящиеся в разных провинциях. В некоторых из этих дискуссий акцентируются идеи неравномерного развития страны по оси мандаринский Север и коммерческий Юг. Интересными представляются и предложения имени для новой столицы Китая, которые встраивают эти дискуссии в контекст исторического развития Китая. В Китае были северная, южная, западная и восточная столицы (Пекин, Нанкин, Сиань и Кайфын). Новая столица поэтому должна носить имя Чжункин, то есть Центральная Столица.

В целом дискуссия указывает на ряд общих тем, объединяющих вызовы Китая со странами Юго-Восточной Азии: высокое развитие прибрежной зоны и портовых городов, часто за счет других регионов страны. Если бы Китай утратил свой статус независимой страны в начале XX века, то его столицей вполне мог бы стать Шанхай, что сделало бы его ситуацию идентичной колонизированным государствам в Африке, Азии и Латинской Америке.



Тайвань

На Тайване давно идут споры по поводу возможного перемещения национальной столицы в центральную или южную часть страны, чтобы преодолеть дисбаланс между Севером и Югом государства. С таким предложением выступили 70 парламентариев в 2006 году. Некоторые из парламентариев высказали более оригинальные предложения. Так, некоторые из них предложили отделение столицы от места расположения правительства. Другие предложили концепцию переходящей столицы, когда столичный статус меняется каждые два года.

Предлагалась также модель распределенной столицы: президентская власть сосредоточена в Тайбее, парламент – в Тайчуне, законодательная власть – в Каосюне. Особой популярностью тем не менее пользуется кандидатура Тайчуна, находящегося в центре страны. Эту кандидатуру поддерживают ряд видных политиков (например, бывший министр информации Тайваня и видный член демократической прогрессивной партии Линь Цзялун), бизнесменов и ученых, а также местные власти Тайчуна.



Южная Корея

В 2002 году президент Южной Кореи Но Му Хен (годы правления – 2003–2008) выступил с инициативой переноса столицы в город Сечжон, в 120 км от Сеула.

Целью переноса было названо сбалансированное развитие страны, так как в столичном округе, который занимает всего 12 % всей территории страны, к 2003 году оказалось сосредоточено более половины всех жителей Южной Кореи, а также большинство корпораций и общественных организаций. Например, в Сеуле и столичном регионе находится 56 % всей мануфактурных предприятий, 95 из 100 крупнейших корейских корпораций и 20 лучших университетов (65 %).

Выбор места был связан с тем, что город расположен на границе двух провинций в центре страны, в той ее части, которая проявляет тенденцию к колебаниям в ходе национальных выборов. Проект переноса столицы Но Му Хена позволил ему привлечь жителей этой провинции на свою сторону. Символично и название города; он назван в честь короля Кореи XV века Сечжона, который также считается создателем корейского алфавита.

Однако в декабре 2004 года оппозиция представила жалобу в Конституционный суд страны, который принял решение о неконституционности решения о переносе столичных функций в Сечжон. Но Му Хен вынужден был отредактировать свой план и сделать его менее амбициозным. В соответствии с новой редакцией проекта президентская власть, конгресс и Конституционный суд останутся в Сеуле. Сечжон же будет считаться не новой столицей, а новым административным городом. В соответствии с инициативами Но Му Хена в 2005 году был принят закон о переводе 9 министерств, четырех ведомств и около 10 тысяч человек государственных служащих на новое место. Закон предусматривал также рассредоточение административных функций в разных городах страны: из Сеула должно было выехать всего около 40000 государственных служащих.

Масштабы проекта переноса столицы и скорость принятия решения по этому вопросу вызвали сомнения по поводу его продуманности и финансовой состоятельности. По оценке одного из международных экспертов, «план Сечжона был основан на грубом политическом маркетинге, отсутствии знаний о пространственной динамике и непонимании прямых и косвенных издержек этого проекта». Журнал «Экономист» также объяснял планы переноса корейской столицы, его масштаб и амбициозность, приверженностью многих корейских политических и корпоративных руководителей многомиллиардным мегапроектам, которые не всегда экономически оправданны. Такие мегапроекты были чрезвычайно популярны в Южной Корее с начала модернизации корейской экономики (в числе таких мегапроектов называются строительство серии аэропортов, многие из которых сегодня не используются, возведение города Сондо и строительство каналов, предложенное последним президентом).

Преемник Но Му Хена, новый президент страны Ли Мен Бак (с 2008 года), противодействовал даже сильно урезанным планам о переводе министерств и государственных служащих в Сечжон, считая это напрасной тратой средств и ресурсов. Он ссылался, прежде всего, но то, что перевод даже отдельных ведомств на новое место будет вызывать сбои в работе административных структур. Коалиции оппозиционных прогрессивно-националистических партий, а также некоторые представители правящей партии настаивают на необходимости переноса административных функций в Сечжон в согласии с принятым законом.

На новую столицу уже потрачено не менее 20 млрд долларов. Главными категориями расходов при этом стали приобретение земли, а также разработка плана новой столицы. Издержки и потраченные усилия заставляют искать решения сложившегося кризиса, и, вероятно, город все-таки будет использоваться в качестве административного центра. Сейчас дебаты по этому вопросу продолжаются.

Некоторые наблюдатели связывают отсрочку решения по поводу переноса столицы еще и с тем обстоятельством, что существующие планы не принимают во внимание возможности реунификации КНДР и Южной Кореи. Хотя этот вопрос сегодня не стоит даже на повестке дня ни в Южной, ни в Северной Корее, многие наблюдатели убеждены, что вопрос о национальном объединении может встать очень зримо и остро в ближайшие 10 лет. В таком контексте вопрос о новой столице неизбежно приобретет не только экономико-географическое, но и фундаментальное политическое измерение. Расположение новой столицы может стать принципиальным вопросом, решение которого может послужить основой компромисса и формой разрешения долгосрочного национального конфликта. В таком случае новая столица станет фактором создания единой нации из двух частей, разделенных социально-политическим строем.

Гарри Ричардсон и Чан-Хи Бае, американские урбанологи и эксперты в области территориального развития, обсуждают четыре возможные кандидатуры на роль новой столицы в перспективе возможного воссоединения КНДР и Южной Кореи. По их мнению, на эту роль могут претендовать Пхеньян и Кэсон, находящиеся в Северной Корее, а также Сеул и Сечжон – в Южной Корее. Кэсон фигурирует в качестве кандидата, во-первых, в силу своего символического капитала – он был древней столицей страны в эпоху династии Корьо (с X до конца XIV века) – и, во-вторых, в силу близости к границе, что удовлетворяет критерию географической центральности. Американские урбанологи обсуждают достоинства и недостатки каждого из этих кандидатов.

Пхеньян, Кэсон и Сеул находятся на единой оси север-юг, которая совпадает с линией транзита в Китай, что дает им дополнительные преимущества. Сечжон может стать местом дислокации только некоторых, не самых важных, функций принятия решения, так как он расположен вне этой оси и находится слишком далеко от крупного аэропорта. Преимущество Пхеньяна состоит в гораздо более благоприятной демографической ситуации. Но наиболее вероятными кандидатами на роль столицы объединенной Кореи американским урбанологам кажутся Сеул и Кэсон. Сила кандидатуры Сеула связана, прежде всего, с его статусом мирового города. Изъятие столицы из Сеула снизит его значимость в иерархии мировых городов, что негативно отразится на экономике страны. Сила кандидатуры Кэсона определяется его ролью древней столицы страны. Дополнительное преимущество этого города – невысокая стоимость земли и рабочей силы, фактор, который позволил бы заметно сократить издержки на строительство. Кэсон кажется наиболее вероятным компромиссным вариантом, так как КНДР вряд ли согласится на пребывание новой столицы в Сеуле, а южные корейцы вряд ли сочтут приемлемой кандидатуру Пхеньяна с его отсталой инфраструктурой, социалистической архитектурой и иконографией.

Этот контекст национального строительства и перспектива воссоединения двух стран может дать дополнительный импульс текущим дискуссиям и помочь выйти из сложившейся тупиковой ситуации.



Монголия

В 2004 году премьер-министр Монголии Элбэгдорж инициировал создание проектировочной комиссии для составления плана новой застройки Хархорина, древней столицы Чингисхана, заложенной императором монголов в 1229 году. По замыслу премьера город должен был восстановить столичный статус ко дню своего 800-летнего юбилея, то есть приблизительно к 2020 году. Полное восстановление древней столицы Элбэгдорж планировал на 2036 год. Однако после его вынужденной отставки в 2006 году проектировочная деятельность приостановилась и к этому проекту долго не возвращались.

Планы по переносу столицы Монголии были вызваны к жизни не только тоской по славному имперскому прошлому, но и конкретными проблемами, с которыми столкнулась нынешняя столица страны, город Улан-Батор. В Улан-Баторе проживает ровно половина жителей Монголии. За последние несколько лет население города увеличилось на 70%. При этом сверхконцентрация населения и экономики в этом городе создает в нем крайне неблагоприятную экологическую ситуацию.

В настоящее время при президенте страны, которым стал бывший премьер-министр, формируется аналитическая группа по вопросам перераспределения населения и производственных комплексов. Считается, что главной задачей этой группы будет как раз просчет возможностей переноса столицы Монголии. Главным претендентом на эту роль по-прежнему считается Каракорум.

Нынешний президент, а некогда премьер Элбэгдорж даже предлагал перенести столицу в заново отстроенный Каракорум (Хархорин).

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.