logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Как известно, высокая приматность городов присуща не только отсталым странам. Лондон и Париж в Великобритании или Франции очевидным образом являются городами, которые с большим отрывом первенствуют в своих урбанистических иерархиях. Почему приматность европейских столиц не приводит к тем печальным результатам, которые мы наблюдаем в развивающихся странах, хотя общая доля урбанистического населения, живущая в столицах развитых и развивающихся стран, может не так сильно различаться?

На этот вопрос можно ответить указанием на три группы факторов.

Во-первых, степень приматности европейских столиц и их абсолютные размеры несопоставимы с таковыми для большинства развивающихся стран, а градостроительные решения позволяют им без излишних потерь справляться с проблемами мегаполиса.

Во-вторых, преимущества от приматности европейских столиц, их агломерационные и столичные эффекты, транслируясь в глобальность, в гораздо большей степени служат благосостоянию всей страны в отличие от приматности в развивающихся странах. Глобальная роль этих городов амортизирует их негативные внутренние эффекты (более подробно этот пункт будет разобран в главе, посвященной глобальным городам).

Наконец, в-третьих, приматность европейских столиц должна быть понята в контексте всей европейской экономики в целом, частью которой эти столицы и являются. Лондон и Париж органически вписаны в Европу как общее экономическое пространство. Если мы будем исходить из закона Зипфа и применим его ко всему экономическому пространству Европы, то население приматного европейского города должно было бы составлять приблизительно 25 млн жителей. С этой точки зрения, как целое, Европа удивительно полицентрична, и в отношении Европы как единого экономического пространства Лондон и Париж вообще не являются приматными городами.

Как мы могли убедиться, связь между богатством страны и устройством ее урбанистической сети существует, но не является однозначной. Островерхая урбанистическая сеть не всегда предопределяет бедность страны, так же, впрочем, как плоский профиль этой сети не обязательно ведет к ее обогащению. Однако наиболее явной тенденцией в большинстве развивающихся стран кажется сверхконцентрация ресурсов в одном месте. Столичный статус усугубляет эту проблему в особенности для стран с большой площадью, не позволяя им стать экономическими центрами и интегрироваться в мировую экономику.

Итак, подводя итог, можно выделить три группы эффектов, порождающие богатство столиц:



1. Естественные преимущества, связанные с агломерационным эффектом.

2. Ожидаемые преимущества, связанные с вкладом столицы в уровень занятости.

3. Противоестественные нерыночные преимущества, связанные со столичной рентой, недемократическими формами правления и коррупционными практиками.



Когда столица находится в слишком большом городе, она может создавать помехи для экономического развития всей страны. В тех случаях, когда столица находится в недостаточно большом городе, она не реализует своих естественных преимуществ, связанных с их агломерационным потенциалом. В этой связи можно говорить об оптимальных для экономики размерах столицы, которые определяются размером страны и наличием отдельных экономических центров. Для крупных стран сравнительно небольшая столица экономически более эффективна.

Ограничения на оптимальный размер городов связаны с двумя факторами. Это, во-первых, внутренние закономерности динамики роста мегаполиса, когда его агломерационные преимущества сводятся на нет пространственным расширением и когда транспортная система не в состоянии обеспечить единства системы. Это, во-вторых, те ситуации, когда стоимость реконструкции и поддержания в порядке столицы страны дает слишком сильную нагрузку на национальную экономику, что оттягивает на столицу те инвестиции, которые могли бы пойти на региональное развитие. Такого рода ситуации неблагоприятного сочетания приматности и столичности могут давать поводы для переноса столицы в другую точку страны.

Некоторые исследователи, подобные Кругману, утверждают, что политический фактор гораздо сильнее коррелирует с полицентричностью и сильнее определяет характер столиц, чем богатство или экономические факторы. Они склонны к признанию того, что урбанистическая иерархия и размер столицы диктуются в большей мере не экономическими, а политическими факторами и, прежде всего, формой их конституционного устройства. В следующем разделе мы обратимся к некоторым деталям взаимоотношений между характером столичности и федеративностью.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.