logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Ленин вернулся в Петроград, видимо, близко к середине октября 1917 года – нелегально. Он скрывался по разным квартирам: Временное правительство еще управляло страной и угроза ареста Ленина оставалась.

Он интенсивно встречался с товарищами по партии и убеждал их в необходимости немедленного вооруженного переворота в стране.

Но устраивать такую неслыханную встряску в огромной, поистине бескрайней да еще и воюющей России хотел, в сущности, один Ленин.

Большинство революционеров с большим стажем борьбы с царским правительством, тюрем и ссылок понимало, что просчитать все катастрофические последствия этого шага просто невозможно.

Сегодня можно смело сказать – Ленина это нисколько не волновало. Ради своей заветной цели – развязывания мировой революции – он был готов решительно на все. После десятичасовых (!) ночных споров ему удалось переломить сопротивление членов Центрального комитета его партии.

Незаурядность Ленина отрицать невозможно – почти нечеловеческая воля, напор и редкая в России решительность.

Для нас ведь, людей России, более свойственно принять решение – и тут же погрузиться в сомнения и колебания… Ленин принимал решения исключительно для того, чтобы сразу начать выполнять их – любой ценой.

И утром 23 октября было принято решение о вооруженном восстании против правительства. Вновь напомним – это в стране, которая ведет войну! У которой противником захвачена уже немалая часть ее территории.

В резолюции, наскоро написанной Лениным карандашом на листке, вырванном из ученической тетради (историки называют этот листок одним из судьбоносных документов XX века), одной из причин необходимости спешного вооруженного восстания названо «нарастание во всей Европе всемирной социалистической революции…».

Вспышки в разных странах – были. Но никакого «нарастания» и близко не было. Однако Ленин удивительным образом сам продолжал верить в этот миф и убеждать – довольно успешно – в его реальности других.

 


Ближайшие цели восстания

Ленин надеялся одним ударом уничтожить все прежнее: армию, чиновничество, полицию. Национализировать банки, то есть отнять у людей их вклады, накопленные многолетним трудом. Отнять землю у землевладельцев, доставшуюся от прапрадедов. А фабрики – у фабрикантов. И как поется в «Интернационале»:

…А затем

Мы наш, мы новый мир построим, –

Кто был ничем, тот станет всем!

Для людей определенного склада – тех, кто действительно был «ничем», – это звучало очень, очень заманчиво.

А кто же возьмет на себя функции управления заводами, фабриками да и всей страной?

Для Ленина здесь никакой проблемы не было – вооруженный народ. Он утверждал (и, скорее всего, непостижимым образом верил в свои абсурдные утверждения), что руководству хозяйством огромной страны нужно обучить всех (кроме «богатых»), что необходимо «к обучению делу государственного управления ‹…› немедленно начать привлекать всех трудящихся, всю бедноту». Самое интересное здесь – слово «всех»…

Некоторые его заявления тех лихорадочных дней просто трудно осознать – в своем ли уме человек, который это пишет? «Для нас важно привлечение к управлению государством поголовно (!) всех трудящихся. Это – гигантски трудная задача…»

И главное, добавим, не только невыполнимая, но и совершенно ненужная! Если все будут управлять, кто же будет учить детей и лечить больных?

 

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.