logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

В ночь на 25 октября Ленин в парике и в повязке на щеке как бы от зубной боли (напоминаю – он еще скрывался от суда Временного правительства) пришел в Смольный.

Лев Троцкий рассказал ему, как идут дела: почти все мосты через Неву в руках восставших, захвачены городской почтамт (на деле он был занят только в полвторого ночи), центральная телефонная станция (лишь в семь утра), все вокзалы, кроме Финляндского. Троцкий сказал Ленину, что надеется взять город без единого выстрела.

Троцким все было продумано до мельчайших деталей. Ему помогал большевик Антонов-Овсеенко. «Ленин не принимал никакого участия в составлении плана переворота, – пишут историки. – …Он не слишком верил в возможность бескровного переворота». Так и хочется сказать – его прямо-таки пьянил запах крови.

К восьми часам утра 25 октября 1917 года стало ясно, что Петроград взят. В руках правительства оставался только Зимний и небольшой Мариинский дворец.

Ленин написал текст обращения «К гражданам России!». В десять утра 25 октября 1917 года Военно-революционный комитет распространил это воззвание – по радио, телеграфу, тысячами листовок: «Временное правительство низложено. …Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством… это дело обеспечено.

Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!»

(Ленин опережал события: ультиматум правительству был предъявлен только в 19 часов…) Вслед за этим воззванием Керенский, поняв, что ему опасно оставаться в Петрограде, отправился на автомобиле на фронт, надеясь убедить войска пойти на защиту столицы. Он проехал свободно по улицам Петрограда.

Но новая власть, еще даже не победив полностью, сразу же активно стала создавать свою мифологию. Эта мифология продержалась (как мы показывали на примере «Ленина в Разливе») долгие десятилетия (и в какой-то степени держится, к сожалению, до сих пор). В течение всех послевоенных школьных лет я, например, верила «советским» учебникам истории, что Керенский при наступлении большевиков бежал из Зимнего дворца в женском платье… Это ж надо было придумать! Значит, уже тогда власти помогали умелые политтехнологи.



В течение оставшегося в истории дня 25 октября признаков совершавшейся революции нигде не было видно. Министры все еще заседали в Зимнем дворце – руководивший переворотом Троцкий не спешил их арестовывать.

Накануне вечером, как описывает ситуацию замечательный историк Е. В. Анисимов, город тоже «жил привычной жизнью, в театрах шли спектакли (в тот вечер в Мариинском пел Федор Шаляпин). Люди возвращались с лекций, концертов, а навстречу им по улицам двигались какие-то непонятные отряды с красными повязками…»




В два часа ночи 26 октября отряды Антонова-Овсеенко с минимальными потерями заняли резиденцию Временного правительства и арестовали его членов.

Никакого кровопролитного штурма Зимнего, многократно изображенного на живописных полотнах и в ярких, запоминающихся кинокадрах «советского» времени, не было (хотя погибшие юнкера, увы, были). «Власть буквально упала в руки большевиков» (Анисимов Е. В.).

 

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.