logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Сразу после Октября солдаты и матросы расправлялись со своими офицерами, так сказать, по настроению.

Но 7 декабря 1917 года новообразованный Совнарком учредил Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем (ВЧК, ЧК) под председательством польского революционера с большим стажем борьбы и тюрем Феликса Эдмундовича Дзержинского.

Историк пишет о Дзержинском: «…человек жестокий, беспощадный, психически неуравновешенный, сразу провозгласивший главной целью своего учреждения “революционную расправу над деятелями контрреволюции, а также активистами саботажа”. Под этим термином стали понимать (очень важно!) забастовки рабочих на предприятиях, сопротивление крестьян продразверстке, а также все формы выражения недовольства политикой большевиков» – со стороны чиновников, врачей, учителей, профессоров, студентов, писателей, художников, вообще интеллигентов (Анисимов Е. В.).



Феликс Дзержинский возглавил ВЧК



Родилась организация, несравнимая, как пишут историки России, по жестокости с пресловутой царской охранкой. «В руках ВЧК были объединены розыск, следствие, суд и приведение приговора в исполнение…».

То есть одним махом на глазах потрясенных российских граждан было обрушено здание судебно-правовой структуры, которое Россия тщательно выстраивала в течение полувека.

Исчез суд присяжных, так эффективно действовавший в прежней России – после Судебной реформы.

Больше были не нужны в судопроизводстве адвокаты (присяжные поверенные) – они думали теперь о том, как самим не угодить в лапы Чека.

«…Практически бесконтрольная власть оказалась в руках молодых (зачастую восемнадцати-двадцатилетних) фанатиков революции и вкусивших власти полуграмотных рабочих и матросов» (Кацва Л. А.).

Уже в декабре 1917 года «в Севастополе и Одессе матросы убили около 500 офицеров».

Потом Чека переименовывалась в ГПУ, НКВД и наконец в КГБ – Комитет государственной безопасности, просуществовавший под этим названием до конца «советской» власти.

Важно, что этот орган – Чека – стал главной судебной властью в России: декретом Совнаркома от 22 ноября 1917 года упразднялись (то есть отменялись) все прежние российские законы, гражданские и уголовные, и все судебные и административные органы, следившие за их соблюдением.

В этом смысле справедливыми кажутся слова одного из лучших историков Советской России Адама Улама (1922–2000): «Если употреблять политические термины в истинном, а не в условном пропагандистском смысле, то следует сказать, что 25 октября 1917 года ознаменовало не только победу большевистской революции, но и начало контрреволюции, предпринятой той же партией большевиков».


«Чека» и «большевики» в русской речи


А само это слово – «Чека» – в русском языке вполне прижилось. Точно так, как и слово «большевики». И не случайно!

Новые, широко вошедшие в русскую речь слова «советская власть», «большевик», «Чека» были выбраны весьма удачно.

Мы уже говорили о полной лживости словосочетания «советская власть», закрепившегося на многие десятилетия да употребительного и сегодня, через двадцать девять лет после конца «советской власти» (в 1991 году).

Они помогали укреплению новой власти, поскольку язык – великая сила! О роли этих слов писал в 1974 году Андрей Синявский (о нем и этой его работе мы уже говорили):

«Первое слово – “большевик” (прошу не путать с “коммунистом”). “Большевик” – это значит: больше. А “больше” – это всегда хорошо. Чем больше – тем лучше. Я глубоко убежден, что вся беда меньшевиков состояла в том, что на собственном знамени они начертали – “меньше”. Поэтому русский народ выбрал – что “побольше”.

Второе слово – “Чека”. Чрезвычайная комиссия. Но ни “комиссия”, ни “чрезвычайная” ничего не говорят русскому сердцу. А вот “чека” обещает нам много приятного. Потому что это значит – стоять начеку. …Само слово “чека” звучит выразительно. В нем есть какая-то твердость, какая-то чеканность. На это слово можно положиться – не выдаст. Только в лагере я впервые услышал, что слово “чекист” произносили с каким-то странным отвращением (как поется в блатной песне: “А на вышке маячит ненавистный чекист…”). А на воле – прямо признаюсь – это слово пользуется большой популярностью».

 

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.