logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Царей и королей в мировой истории казнили не раз, да и цариц. В самом крайнем случае – малолетних наследников. Но такое, правда, обычно осуждалось.

В Екатеринбурге расправа была совершена и над четырнадцатилетним больным мальчиком, и над юными барышнями (младшей – 17 лет), которых многие в России помнили в лицо – по «царскому поезду» 1913 года, по документальным кинокадрам – в белых платьях…

Нет сомнений, что жестокое убийство, помимо личного чувства мести Ленина (за петлю на шее юного брата и за горе матери), имело главной политической целью устрашение всех жителей России.

Одним действием Ленин дал всем в России понять: «Не остановлюсь ни перед чем!»

Цель, пожалуй, была достигнута.

Правда, об убийстве царских детей в газетах не сообщалось. Но слухи, конечно, поползли быстро – для достижения нужного эффекта этого было совершенно достаточно.

«“Казнь царской семьи нужна была не только для того, чтобы запугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что отступления нет, что впереди или полная победа, или полная гибель”, – цинично признавался Троцкий самому себе (запись в дневнике…)» (Зубов А. Б.).


Казнь членов дома Романовых

На следующие сутки, в ночь на 17 июля 1918 года, в уральском городе Алапаевске, где с мая содержались члены царской фамилии, их вывезли в урочище Верхняя Синячиха. Всех, мужчин и женщин, везли с завязанными глазами и связанными сзади руками.

Рассказ одного из убийц, Василия Рябова: «Единственный, кто оказал нам сопротивление, был великий князь Сергей Михайлович (дядя царя).

Физически он был сильнее всех остальных. И нам пришлось повозиться с ним. Он категорическим тоном заявил, что никуда отсюда не пойдет, так как знает, что их всех убьют. ‹…› Я не утерпел и выстрелил в великого князя. Причем стрелял с таким расчетом, чтобы только легко ранить и, напугав, заставить его подчиниться. Ранил я его в руку, и он больше не сопротивлялся. Перевязав ему руку и завязав глаза, мы усадили его на последнюю подводу и поехали. Очень торопились: заря уже предвещала наступление утра.

Доро́гой великий князь Сергей Михайлович снова повторил: он знает, что их всех убьют.

– Скажите, за что? – обратился он ко мне. – Политикой я никогда не занимался. Я любил спорт. Играл в бильярд. Занимался нумизматикой.

‹…› Наконец мы подъехали к шахте. Шахта была не очень глубокой и, как оказалось, имела выступ, не затопленный водой.

Первой подвели к шахте великую княгиню Елизавету Федоровну…»

Это была сестра императрицы, вдова разорванного бомбой Каляева на клочья московского губернатора, великого князя Сергея Александровича. Напомню, что она посетила Каляева в тюрьме и затем просила о его помиловании. Постриглась в монахини и была известна своим милосердием и очень активной благотворительной деятельностью.

«…Столкнув ее в шахту, услышали, как она продолжительное время барахтается в воде. За ней столкнули ее келейницу монашку Варвару. Тоже услышали всплеск воды и потом голоса двух женщин. Нам стало ясно, что великая княгиня, выбравшись из воды, вытащила и свою келейницу. Но другого выхода у нас не было, и мы одного за другим столкнули и всех мужчин. Никто из них, должно быть, не утонул и не захлебнулся в воде, так как немного времени спустя можно было услышать чуть ли не все их голоса. Тогда я бросил гранату. Граната взорвалась, и все смолкло. Но ненадолго.

Мы решили немного подождать и проверить, погибли ли они или нет. Через некоторое время мы опять услышали разговор и чуть слышный стон. Я снова бросил гранату.

И что вы думаете – из-под земли мы услышали пение! Жуть охватила меня. Они пели молитву “Спаси, Господи, люди твоя!”.

Гранат у нас больше не было, оставлять дело недовершенным было нельзя. Мы решили завалить шахту сухим хворостом, валежником и поджечь.

Сквозь густой дым еще некоторое время пробивалось наверх их молитвенное пение. Когда исчезли последние признаки жизни под землей, мы ‹…› вернулись уже на рассвете в Алапаевск и сразу же на соборной площади ударили в набат. Чуть ли не весь город сбежался. Мы им всем говорили, что неизвестные люди увезли великих князей!».

…Восемь дней спустя Екатеринбург и Алапаевск заняли белые. Когда тела убитых были извлечены из шахт, выяснилось, что одни погибли сразу, другие умирали в течение нескольких дней от голода и ран.

Рана одного из князей, упавшего рядом с великой княгиней Елизаветой Федоровной, была перевязана частью ее апостольника (монашеского платка, облегающего голову, плечи и грудь и плотно застегнутого под подбородком булавкой).

Окрестные крестьяне рассказывали, что из шахты несколько дней доносилось пение молитв.

 

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.