logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

30 августа 1918 года в Петрограде двадцатидвухлетний поэт Леонид Канегиссер застрелил главу Петроградской Чека Моисея Урицкого, расстрелявшего среди десятков сотен людей и его друга – молодого поэта.

«Красная газета», официальный орган Петроградского Совета депутатов, писала: «Убит Урицкий. На единичный террор наших врагов мы должны ответить массовым террором… За смерть одного нашего борца должны поплатиться жизнью тысячи врагов».

А почему, собственно, за смерть одного – пусть даже необычайно ценного (хотя Урицкого, в течение восьми месяцев своей службы новой власти только подписывавшего смертные приговоры, лично я таковым не считаю) – должны расплачиваться своей жизнью тысячи? «Советская» власть никогда этого не объясняла.

В тот же самый день в Москве было совершено покушение на Ленина – он был тяжело ранен. И Канегиссер, и стрелявшая в Ленина Фанни Каплан были расстреляны; тело женщины почему-то сочли необходимым сжечь в бочке (как в какой-то страшной сказке) – прямо в Кремле.




2 сентября председатель ВЦИК Яков Свердлов объявил в ответ на оба покушения красный террор. В первый же день в Петрограде было расстреляно 900 (!) заложников (нисколько не повинных, поясню вновь, в убийстве Урицкого), в Кронштадте – 512. Узнавая с утра эти страшные новости, люди убеждались, что они, никуда не выезжая из России, оказались тем не менее в совершенно другой и опасной для жизни стране.

Центральную в Петрограде Дворцовую площадь переименовали в площадь Урицкого (историческое название вернули в 1944 году – в награду за мужество ленинградцев во время блокады…). По данным на 2013 год, имя Урицкого, служившего Советской России (повторю – главным образом своей подписью под приговорами о расстрелах ее граждан) меньше года, носили 665 площадей, улиц и переулков в городах и селах России (немало их было и в городах Белоруссии и Казахстана). Едучи на машине из Владивостока в Москву, я то и дело встречала улицу его имени. Следует заметить – в Российской империи имена жандармов все-таки не увековечивали.




…Когда встает вопрос о том, чтобы убрать с наших улиц это ничем себя не прославившее имя, возражают так: «Это наша история!» Но это неверно. Во-первых, Урицкий «работал» на Советскую Россию, повторю, меньше года. Во-вторых, имя расстрельщика, указанное на уличной табличке в каждом городе и городке, замещает, вытесняет из памяти народа имена, действительно достойные войти в нашу историю. Такие люди были в каждом российском городе. И сегодняшние бесчисленные улицы Урицкого могли бы быть названы в их память – как раз ради более полного восстановления нашей истории. И наконец, третье. Одно дело – оставить имя в истории, другое – выразить ему почет и уважение именами улиц, памятниками и проч. Поищите-ка во Франции памятники Наполеону! Только высоко в облаках, невидный снизу на Вандомской колонне… Французы называют его «маленький капрал»…

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.