logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

В первые послеоктябрьские годы Ленин прояснял свои отношения с православной церковью.

В годовщину Октября патриарх Тихон направил Совнаркому послание, в котором обвинял большевистскую власть: «…Реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?»

Когда начался голод и власть постановила изъять из церквей драгоценные предметы (декрет от 22 февраля 1922 года об изъятии церковных ценностей), сначала была достигнута видимость согласия с церковью, вскоре, однако, нарушенная.

Вопреки договоренности власть взялась за изъятие всех ценных предметов, в том числе освященных и употребляемых в богослужении.

Патриарх 28 февраля 1922 года вынужден был обратиться к верующим с воззванием (которое Ленин назвал нелегальным). Он говорил о допустимости пожертвования неосвященных предметов и призывал верующих к этому. «Но Мы не можем, – пояснял патриарх, – одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство – миряне отлучением от Нее, священнослужители – извержением из сана…»

Для Ленина все это было, конечно, пустым звуком. В глубокий смысл сказанного патриархом для любого священника и просто верующего человека он совершенно не верил – видел в этом только хитрый политический ход.

И когда он узнал об эксцессах в связи с неправомерным обдиранием церквей, особенно о сопротивлении верующих в Шуе (еще раз поясняю – вопросов веры для него не существовало, любое сопротивление власти было для Ленина контрреволюцией, и только), составил 19 марта 1922 года секретное письмо членам Политбюро.

 

 

Поиск

 

Блок "Поделиться"

 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.