logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Чжу Юаньчжан основал великую династию Мин, которая пробыла у власти 276 лет. При этом он – человек из народа. Сторонники упрощенного советского марксизма говорили, что народное восстание не может победить, потому что крестьяне не способны сформировать партию, выработать программу. Все крестьянские движения подавляются. Если это и справедливо, то не для Китая, где народные движения побеждали не раз. И крестьяне оказывались у власти. Что из этого получалось? Не будем забегать вперед.

Как ни удивительно, об императоре Чжу Юаньчжане есть что почитать на русском языке. Например, в 1997 г. в серии «Памятники письменности Востока» изданы в нескольких частях «Законы Великой династии Мин» с комментариями Н. П. Свистуновой. Очень основательны и интересны труды А. А. Бокщанина. Написанная им в 2002 г. в соавторстве с О. Е. Непомниным книга «Лики Срединного царства» – труд академический, но доступный по форме и интереснейший по содержанию.

К XIV в. у Великой китайской империи была огромная история. Китай – одна из самых древних цивилизаций нашей планеты, возникшая в долинах рек Хуанхэ и Янцзыцзян не менее шести тысяч лет назад.

Будущий император родился 21 октября 1328 г. в деревне Гуджуан, примерно в 15 километрах от современного города Феньян, в 200 километрах к юго-западу от Пекина, в семье крестьянина Чжу. Поскольку в Китае было принято в течение жизни несколько раз менять имена, мальчика, одного из младших детей, поначалу звали Чунба.

Дед по отцу работал старателем, добывал золото. Дед по материнской линии был шаманом. Отец мелкий крестьянин-арендатор. Во времена, когда в Китае шло уже второе закрепощение крестьян, арендатор у богатого землевладельца был относительно свободен. В детстве мальчик вместе с отцом работал в поле. В школу он ходил меньше года и выучил всего несколько иероглифов.

В 1344 г., когда Чунбе было 16 лет, все его близкие умерли во время эпидемии. Видимо, трагедия наложила неизгладимый отпечаток на эту личность.

Как все нищие сироты Средневековья, юноша поспешил в то единственное место, где мог найти прибежище, – в буддийский монастырь. Там он занимал самую низкую позицию уборщика. Да и сам монастырь находился в упадке. Время было тяжелое: Китай жил под бременем иноземной монгольской династии Юань.

Как империя Китай сложился при Цинь Шихуанди в III в. до н. э. (династия Цинь). Потом были династии Хань, Тан, Сун. В XIII в. на престоле утвердились завоеватели-монголы. Китай был впервые захвачен иностранцами. Юань означает «первоначальное творение мира». Основателем этой династии был внук Чингисхана Хубилай. Он перенес столицу из Каракорума в Пекин.

Недавние кочевники монголы осели и кое-что восприняли от Китая, но не так много. Их отсталость чувствовалась буквально во всем. Чингисхан, например, говорил, что он не понимает, для чего существуют города. Ведь там нельзя пасти скот.

Во времена владычества завоевателей китайцев заставляли носить монгольские прически, монгольский костюм. Для народа с такой древней и яркой историей это было очень чувствительно и болезненно. Недовольство нарастало, тем более что в народе царила нищета. Монголы, чувствуя опасность, запретили населению хранить оружие. Более того, при дворе был проект истребления всех китайцев – обладателей наиболее распространенных в стране фамилий, то есть намечался геноцид.

Положение монастыря, где укрылся Чжу Юаньчжан, сделалось настолько тяжелым, что юношу отправили просить подаяния. Нищенствуя, Чжу Юаньчжан ходил с деревянной колотушкой в форме рыбы. Он стучал, привлекая внимание окружающих. Когда он станет императором, враги будут между собой называть его «император-попрошайка».

В 1348 г. 20-летний Чжу Юаньчжан вернулся в монастырь и пробыл там еще 3 года. В это время он, по-видимому, более основательно обучался грамоте. Интеллектуалом он, конечно, не стал и «умников» в дальнейшем не любил. Но в Китае было принято владеть грамотой и хотя бы на словах ценить образование.

В 1352 г. началось знаменитое событие, которое вошло в историю как восстание Красных повязок. В завоеванных странах разные слои общества рано или поздно вовлекаются в освободительную войну. Восставшими крестьянами нередко командовали люди более высокого социального положения, в том числе военные.

В Китае XIV в. существовало тайное буддистское Общество белого лотоса. Его члены призывали бороться с захватчиками, формировать так называемые Красные войска. Красный цвет – символ Будды. Будда, который должен был стать учителем человечества в будущем, получил имя Майтрейя («Спаситель»).

В 1353 г. юаньские власти согнали тысячи голодных крестьян на строительство дамб на реке Хуанхэ. Толпы измученных людей – взрывоопасный материал. Когда началось восстание, к крестьянам стали присоединяться горожане. Лозунги были простые: изгнать династию завоевателей и вернуть китайскую династию Сун, бывшую у власти 100 лет назад. Для народных движений характерны подобные обращения к ушедшему «золотому веку».

Восставшие называли себя Красные войска, носили на голове красные повязки и шли в бой под красными флагами.

В начале 1352 года один из отрядов восставших занял город Ханчжоу, близко к родине Чжу Юаньчжана. Пока он думал над тем, как повести себя в этой ситуации, произошло решающее событие. Монастырь, где он провел годы, был сожжен правительственными войсками. Когда такое случается, человек идет к повстанцам. И иногда оказывается харизматичным вождем.

Чжу Юаньчжан сразу выделился благодаря уму и относительной образованности. Не все вожди восставших могли этим похвастать. Кроме того, он сумел завоевать расположение одного из предводителей – Го Цысина. Тот отдал ему в жены свою приемную дочь Ма (могли ли они вообразить, что она – будущая императрица?).

В 1355 г. Го Цысин погиб и Чжу Юаньчжан принял на себя командование его войсками. В 1356-м они переправились через Янцзы и взяли Наньцзин (Нанкин). Этот город стал его столицей.

Чжу Юаньчжан обратился к жителям с красивейшим воззванием. Он говорил, что привел сюда армию, чтобы избавить их от смуты, дать возможность спокойно заниматься своим делом. Чиновникам отныне запрещалось чинить произвол и притеснять народ. Такие речи лидеры различных движений произносят во все века. И народ охотно им верит.

У Чжу Юаньчжана были соперники – другие претенденты на лидерство внутри движения Красных повязок. Особенно опасны были Лю Футун, объявленный потомком одного из военачальников империи Сун, и Хань Линьэр, тоже претендовавший на родство с этой династией и заявлявший, что уже возглавил возрожденное государство Сун.

В 1360-х гг. Лю Футун погиб в боях. А Хань Линьэр отправился на переговоры с Чжу Юаньчжанем, чтобы распределить влияние. Видимо, их силы были примерно равны. Но по дороге Хань Линьэр утонул. Лодка перевернулась, когда он переплывал через Янцзы. Не исключено, что Чжу Юаньчжан имел некоторое отношение к этому своевременному несчастному случаю.

23 января 1368 г. он провозгласил себя основателем новой династии Мин. Последний император династии Юань из числа потомков Чингисхана бежал на север, в монгольские степи.

Первые шаги Чжу Юаньчжана как императора нельзя не признать очень умными. Он запретил подданным носить насильственно навязанные им прежней властью монгольские прически и одежду. Были восстановлены китайские имена и фамилии. Все это вызвало народное одобрение.

Император намекнул, что, будучи конфуцианцем, не возражает против буддизма. Со временем он очень терпимо отнесся и к исламу.

Политика Чжу Юаньчжана свидетельствует о том, что он твердо рассчитывал править долго, а может быть, и жить вечно. В Законах династии Мин говорилось, что они созданы навеки, что в них нельзя менять ни одного слова.

Он начал править под девизом наведения порядка. Ему были близки слова мыслителя VI–V вв. до н. э. Конфуция: «Государь должен быть государем, подданный – подданным, отец – отцом, сын – сыном». Понятно, что представления о порядке и справедливости, основанных на всеобщей покорности власти, у императора были вполне средневековые. Например, если он узнавал, что разбойники напали на старика, он приказывал их не просто казнить, а последовательно отрубить им кисти рук и ног. Чтобы было видно: у нас стариков не обижают.

Не забыв о своем крестьянском происхождении, Чжу Юаньчжан провел довольно разумную аграрную реформу: он закрепил земли за теми, кто их обрабатывает. Это подняло экономику Китая после гражданской войны. Ввел он и некий земельный максимум, вызвав недовольство крупных землевладельцев. Правда, закрепощение крестьянства при нем продолжалось.

Чжу Юаньчжан был у власти долго – с 1368 по 1398 г. У него, имевшего, как тогда было принято, огромный гарем, родилось 25 сыновей. Кстати, сам Чжу Юаньчжан считал, что во дворце не должно быть ревнивых женщин, и установил строжайший график посещения императора женами и наложницами.

Он строго распределил между сыновьями, а потом и внуками все ведущие посты в управлении великой империей. Известны его слова: «В стране нет никого надежнее детей и внуков». Правда, они начали враждовать между собой даже раньше, чем его похоронили.

В 1380 г. Чжу Юаньчжан ликвидировал посты канцлеров цзайсян, которые имели некие полномочия при прежних императорах. Все основные ведомства были подчинены ему лично. Он неоднократно единовременно смещал всех начальников по всем уделам и не сразу замещал освободившиеся должности. Ожидание нового начальника нагоняло на всех настоящий ужас.

Чжу Юаньчжан отменил традиционный институт увещевателей императора, зародившийся еще в раннем Средневековье, в X–XIII вв. Увещеватели были обязаны указывать императорам на ошибки и промахи. В основном они сообщали императору о несправедливостях, творившихся в провинциях. Подобная практика существовала и в Древнем Египте (так называемые «уши фараона»), и в Древнем Риме, где действовали народные трибуны.

Отказавшись от увещевателей, Чжу Юаньчжан значительно расширил штат тайной полиции. Ее полномочия стали огромными.

Уже во второй год своего правления, в 1369-м, Чжу Юаньчжан отдал приказ Центральной правительственной палате (она ничем не правила – только исполняла его распоряжения) подготовить Заветы родоначальника царствующей династии Мин. Это был комплекс юридических и нравственных положений. Там говорилось: «Каждый из моих сыновей и внуков с почтением примет мои распоряжения, ни одно слово в них не может быть изменено». Какая самоуверенность и какая наивность!

Чжу Юаньчжан постепенно превращался в жестокого деспота. Удивительно ли: мальчиком он работал в поле, потом просил подаяния, верил в приход Мессии, но тот не явился, и он сам стал спасителем своего народа. Разве может при такой биографии не закружиться голова?

Положение на вершине власти всегда тяжело влияет на человеческую натуру. С годами Чжу Юаньчжану стали всюду мерещиться враги. Как все тираны, он ненавидел знать и говорил: «Когда при дворе нет честных сановников и внутри страны появляется вероломство и зло, то циньваны (его сыновья в должности удельных князей) должны отдать своим войскам приказ и, в соответствии с тайным указом императора, для всех воинов под его главным командованием повести карающие войска и усмирять этих вероломных и зловредных людей».

Со временем подозрительность императора обернулась настоящей манией. Был объявлен изменником канцлер Ху Вэйюн – его вчерашний ближайший соратник. Его обвинили в сговоре с монголами. На самом деле он возражал против растущей обособленности уделов, где правили сыновья императора.

Следствие шло 10 лет. Изменников насчитывались уже десятки тысяч. Их или казнили, или высылали всю семью, а в Китае семья – это большое количество людей. Только по одному из обвинений проходило 800 человек.

Дальше последовало дело полководца Лань Юя. Это был талантливый военачальник, защищавший северные рубежи от монголов. Его обвинили в предательстве, и опять начались массовые казни.

Чжу Юаньчжан писал: «В прежние времена сановники могли идти с государем одним путем. Ныне сановники не таковы. Они затуманивают государю разум, вызывают государев гнев. Группировки с коварными замыслами действуют без перерыва одна за другой… Императоры и правители уделов должны жить в безопасности, постоянно беспокоясь о мерах предосторожности. Днем наблюдать за тем, что люди говорят и делают. Ночью самым тщательным образом ходить дозором и соблюдать запреты, чтобы коварные люди не смогли проникнуть во дворец. Даже стражи не должны приближаться к особе императора ближе, чем на расстояние 10 чжанов (30 метров)».

В провинции происходила настоящая резня. Полиция уничтожала десятки тысяч человек. Со временем Чжу Юаньчжан покончил со всеми своими былыми соратниками по Красным повязкам.

В мировой истории было немало тиранов, подверженных подобной паранойе. Некоторые из них пали жертвой собственных ужасных черт. О Чжу Юаньчжане этого не скажешь.

Его международная политика оставалась разумной: он умел договориться с соседями и представителями других народов. Правда, с позиций знаменитого китайского имперского высокомерия, сформировавшегося еще в древности, он всех, кто бы к нему ни прибывал, называл вассалами. Но мог при этом делать им драгоценные подарки. К счастью, послам обычно не переводили тех слов, которые могли их унизить.

Чжу Юаньчжан ушел из жизни естественным путем. Его мучил вопрос о том, кого сделать наследником. Старшего сына от главной жены уже не было в живых. Имелось еще множество сыновей, в том числе и законных. Но император решил отдать престол юному внуку. Тому предстояло править всего три года, бесконечно воюя с собственным дядей. В 1402 г. престол перешел к сыну Чжу Юаньчжана Чжу Ди, который тоже стал значительным правителем.

В Нанкине есть пышная гробница Чжу Юаньчжана. Его почитают как основателя мощной династии. Мин – это славные времена Китая.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.