logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Хан Девлет Гирей – мрачная фигура XVI в., антигерой крымско-татарской и русской истории. Иногда кажется, что знаменитые пушкинские строки в поэме «Бахчисарайский фонтан» относятся к Девлет Гирею:

Покинув север наконец,

Пиры надолго забывая,

Я посетил Бахчисарая

В забвенье дремлющий дворец.

Среди безмолвных переходов

Бродил я там, где бич народов,

Татарин буйный пировал

И после ужасов набега

В роскошной лени утопал.

На самом деле дворец в Бахчисарае построен иранским архитектором Омером в XVIII в. Но поэт безошибочно рисует картину жизни восточного хана, такого, каким был и Девлет I Гирей.

Несколько слов о том, где можно почитать об этом персонаже. Лучший труд, посвященный Крымскому ханству, в русской историографии – двухтомник историка XIX в. В. Д. Смирнова «Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты». Есть его современное переиздание. Очень интересна книга А. Р. Андреева «Неизвестное Бородино» (Москва, 1997 г.). Имеется в виду битва у деревни Молодино 1572 г. Заслуживают внимания опубликованная в 2001 г. работа А. Л. Хорошкевич «Русь и Крым. От союза к противостоянию» и книга В. В. Пенского «Иван Грозный и Девлет-Гирей» (Москва, 2012 г.).

В XVI в. Московское царство и Крымское ханство сражались примерно на равных. И Крымское ханство никогда больше не поднималось так высоко. В XVIII в. оно вошло в состав России как одна из окраинных земель.

Девлет Гирей родился в 1512 г. Он был сыном нурэддина (царевича) Мубарек Гирея и внуком хана Менгли I Гирея. По материнской линии он был связан с султанским домом Османской империи, с самим Сулейманом I Великолепным. Дед, Баязид II, который долго правил Османской империей, назначил внука, юного Сулеймана, в будущем Великолепного, в Крым, к своим данникам, бейлербеем (представителем) султана в Кафе – Феодосии.

Крымское ханство, этот обломок Золотой Орды, было независимым очень недолго, в XV в., при Хаджи I Гирее. С самого начала, от рождения своего, по происхождению ордынскому, ханство было враждебно рождающейся русской государственности. Со временем Девлет Гирей открыто заявит, что идет на Москву, чтобы все снова было как при его предке хане Батые.

Сначала жизнь Девлет Гирея складывалась благополучно. В 1530–1532 гг., когда ему было 18–20 лет, он взлетел очень высоко: дядя, крымский хан Саадет I Гирей, назначил его калги – наследником престола.

Но в 1532 году Саадет от престола отрекся, причем не добровольно. Новый хан Сахиб Гирей заточил бывшего калги в темницу. Удивительно, что его не задушили. В Османской империи к тому времени утвердилась практика при вступлении на престол убивать своих родственников, особенно братьев. Как правило, их душили шелковым шнурком. Это делалось ради спокойствия в государстве.

Такое решение проблемы наследования характерно не только для Востока. Справедливости ради надо сказать, что Хлодвиг, первый правитель Франкского королевства, в 18 лет признанный главным правителем, первым делом разослал гонцов поубивать всех своих ближайших родственников. Опять же чтобы правление было спокойным. Так начиналась в V веке знаменитая династия Меровингов.

А Девлет Гирей после нескольких лет заточения был освобожден и уехал в Стамбул, где уже правил Сулейман Великолепный. Бывший калги оказался им замечен и в 1551 г. отправлен в Крым, чтобы сменить Сахиба I Гирея, чем-то султану не угодившего.

Девлет Гирей направил к Сахибу Гирею своих эмиссаров с султанским фирманом – документом, в котором было записано, что назначается новый хан. Как сюзерен османский правитель был волен принять такое решение. Теоретически Девлет должен бы быть благодарен Сахибу Гирею за то, что в свое время тот его не убил и даже выпустил на свободу. Может быть, некие угрызения совести действительно были: Девлет Гирей не хотел расправляться с бывшим ханом своими руками.

Прибыв с войском в Крым, Девлет освободил одного из узников Инкерманской тюрьмы. Сейчас Инкерман – известная окраина Севастополя, место, где производят дивные вина. До 1475 г. там было православное княжество Феодоро, восходившее к VI в. По легенде, там основал монастырь некий Климент, сосланный римским императором Траяном и потом ставший святым. В XV в. территория была поглощена Крымским ханством.

Освобожденный узник Бюлюк Гирей приходился Сахибу Гирею внучатым племянником. Как стало ясно впоследствии, ему поручили срубить под корень весь дядюшкин род. Бюлюк отнесся к делу добросовестно и лично задушил Сахиба Гирея. Убиты были и сыновья хана, в том числе наследник – 14-летний калга Имин Гирей.

Бюлюк Гирей получил от Девлета высшую награду – был назначен калгой. Но очень скоро Девлет Гирей лично убил наследника. Как пишет замечательный русский историк В. Д. Смирнов, «по самому ничтожному поводу». Какой конкретно был повод, мы не знаем, да это и не так важно. Показательно, какова бывает благодарность правителей за выполнение черной палаческой работы.

Новым калгой стал старший сын Девлет Гирея Ахмед. Крымское ханство переживало пору расцвета. У него было много данников: адыгейские, молдавские, польские земли. И – до 1685 г. – Московское княжество, в 1547 г., при Иване Грозном, ставшее царством.

Почти 20 лет правления Девлет Гирея были посвящены борьбе с Московией, где на престоле был тоже очень энергичный во внешней политике Иван IV, позже получивший прозвание Грозный. Он был моложе Девлет Гирея на целых 18 лет и не уступал ему в суровости и силе характера.

Будучи еще очень молодым, царь Иван Васильевич начал политику противостояния обломкам Золотой Орды. Первым в центре его внимания оказался не Крым, а Казанское ханство. В 1547–1552 гг. он дошел до Казани, осадил ее и завоевал.

Девлет Гирей пытался предотвратить падение Казанского ханства и помочь единоверцам с тыла. Летом 1552 г. он сначала повел войско к Коломне, но, узнав, что там его ждет сам Иван IV, повернул на юг и осадил Тулу. Царь послал на подмогу осажденному городу примерно 15 000 человек во главе с князьями Щенятьевым и Курбским. Русские организовали вылазку из Тулы, сомкнулись с подошедшими на помощь войсками, татар победили и изгнали. А осенью того же года пала Казань.

Развивая успех, Иван IV в 1555 г. пошел на Крымское ханство. 3 июля состоялось сражение у села Судбище (в летописях – битва на Судбищах), в 150 километрах от Тулы. Во главе русских был боярин Иван Васильевич Шереметев. Московское войско победило. Девлет Гирей бежал в степи. Современники говорили, что восточная орда просто растворяется в просторах степей, где кочевники ориентируются, как опытный лоцман в море. Русским и эта местность, и эта тактика не были знакомы, и они не стали гнаться за противником до Бахчисарая.

В 1556–1570 гг. Девлет Гирей постоянно совершал набеги на южнорусские земли. Совместно с турецким войском он пытался, правда неудачно, отбить уже захваченную Иваном IV Астрахань.

Весной 1570 г. Девлет Гирей направил огромную орду, 50–60 тысяч человек, под командованием своих сыновей Мехмеда и Адиля, и они опустошили земли вокруг Рязани и Каширы. Соседство с Крымским Ханством стало для русских настоящим бедствием. А ведь с 1558 г. шла тяжелейшая и неудачная для Руси Ливонская война. Ей предстояло тянуться до 1583 г. Ивану IV противостояли Ливонский орден, Швеция, а также Литва и Польша, объединившиеся в государство Речь Посполитая.

Ливонская война оттягивала огромные силы и средства, но успеха не приносила. Она так и не стала для русских вполне победоносной: выход к морю отвоеван не был.

Пользуясь ослаблением противника, Девлет Гирей весной 1571 г. собрал большой поход на Москву. Вероятно, хан собирался только опустошить земли вокруг Москвы. Но к нему прибыли перебежчики – сын боярский Тишинков «сотоварищи» – и стали убеждать его захватить город, в котором мало войска. Предатели указали Девлету переправы через Угру. Есть туманная версия, согласно которой это была продуманная операция Ивана IV – заманить татар и потом разбить, что не удалось.

Маленькая речка Угра считалась в те времена стратегически важной. Ее называли даже Пояс Пречистой Богородицы и придавали ей мистическое значение: она должна была защитить и спасти. И вот этот Пояс Богородицы был преодолен врагами по подсказке лазутчиков.

Перед лицом опасности Иван Грозный удалился в Ростов. Трудно сказать, струсил он или поступил стратегически правильно: царь ни в коем случае не должен быть захвачен врагами.

23 мая русским под руководством князей Бельского и Мстиславского все-таки удалось остановить орду Гирея. Редчайший случай: Бельский, боярин высочайшего ранга, был ранен в сражении. То ли он рубился в первых рядах, что нетипично, то ли случилось что-то непредвиденное. Но главные несчастья были впереди.

Орда действовала как волны: то накатывала, то отступала. 24 мая 1571 г. Девлет Гирей лично подошел с главными силами и стал лагерем в селе Коломенском (сейчас это не очень отдаленный от центра район Москвы). Здесь он встретил очень большое сопротивление. В Москву хана не пустили.

В ярости он послал тысячи воинов специально, чтобы поджечь предместья. Москва была деревянной – она выгорела часа за три почти полностью.

Девлет Гирей направил посольство к Ивану Грозному с требованием отдать Казань и Астрахань. Ситуация была такой тяжелой, что царь ответил: на Астрахань согласен. Хан, окрыленный тем, что Москва сожжена, тысячи русских захвачены в плен, противник проявляет слабость, заявил: ну нет, Астрахани мало. Приду сам – сяду на твой престол.

Отправляясь в 1572 г. в очередной поход и получив большую поддержку Османской империи (не менее 7000 янычар), Девлет Гирей был уверен в победе. Он так и писал в своих документах: «Еду в Москву на царство». Сравнивал себя с Батыем. Хотел вернуть XIII век.

Он начал раздавать русские земли и города, пока не завоеванные, своим сыновьям. Обещал турецкому султану, что пригонит Ивана IV пленником в Крым. На этот случай у русского народа есть известная пословица: «Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь». Дурная примета – загодя торжествовать.

Стареющий Девлет Гирей (ему было уже 60 лет) пошел ва-банк. Его войско составляло 120 или 150 тысяч человек. Казалось, русские обречены. Им, в условиях Ливонской войны, не собрать было такой армии. Земли недалеко от Москвы были еще раньше разорены набегами из Крыма.

Как не вспомнить Л. Н. Толстого, писавшего о том, как важен дух войска! У русских уже сформировалось некое самосознание, возникла глубокая неприязнь к степнякам и к их постоянным изнуряющим набегам. В народе была жива память о временах Золотой Орды, об унизительной необходимости платить дань и посылать хану дорогие подарки. А особый гнев вызывала сожженная Москва.

Решающим стало сражение при деревне Молоди, на реке Пахре, примерно в районе Серпухова. Битва длилась пять дней. Жертвы тогда считать не умели и не стремились. Но летописцы в средневековом духе отмечают, что воды Пахры окрасились кровью. До сих пор курганы вокруг Молоди напоминают об этом великом событии.

Русскими войсками, которых было около 25 000, командовали Михаил Иванович Воротынский и Дмитрий Иванович Хворостинин. И они за пять дней разгромили орду. Как это сделалось возможным при колоссальном численном перевесе татар? XVI в. – век огнестрельного оружия. У русских была более сильная артиллерия, которой орда противостоять не умела. Кроме того, русские применяли маневры на пересеченной местности, что незнакомо и непонятно для степняков. Делая вид, что отступает, Воротынский заманивал их в лощину, где они давили друг друга. Но главное, что позволило русским выстоять, – это знаменитое «позади Москва». Отступать было нельзя.

Вот как писал Н. М. Карамзин в «Истории государства Российского»: «У Хана было 120 000 воинов: наших гораздо менее. Первым надлежало победить и для того, чтобы взять Астрахань с Казанью, и для того, чтобы спастися или открыть себе свободный путь назад, в отдаленные свои Улусы; а Россияне стояли за все, что еще могли любить в жизни: за Веру, отечество, родителей, жен и детей! Москва без Иоанна тем более умиляла их сердца жалостию, восстав из пепла как бы единственно для нового разрушения». Да, ведь город только начали расчищать и восстанавливать.

И дальше: «Берега Лопасни и Рожая облилися кровию. Стреляли, но более секлись мечами в схватке отчаянной; давили друг друга; хотели победить дерзостию, упорством. Но Князь Воротынский и бился и наблюдал: устроивал, ободрял своих; вымышлял хитрости… и когда обе рати, двигаясь взад и вперед утомились, начали слабеть, невольно ждали конца делу, сей потом и кровию орошенный Воевода зашел узкою долиною в тыл неприятелю… Битва решилась».

Войска Девлет Гирея бежали. Поразительно, но от них, многотысячных, осталось мало. Считается, что в Бахчисарай вернулось не более 15 000 человек.

Ивану IV не понравилось, что Воротынский стал знаменитостью и вызывал всеобщее восхищение. Как пишут очевидцы, князь внезапно выпал из милости царской. А при Иване Грозном выпасть из милости – значит быть убитым. Не прошло и года, как в 1573 г. Воротынский был казнен. Царская благодарность не так уж отличается от ханской.

Девлет Гирей прожил еще пять лет. На Москву он более не ходил. Поражение при Молоди подорвало авторитет Крымского ханства. Исторической перспективы у него уже не было.

В 1577 г. Девлет Гирей умер от чумы, застав начавшуюся на закате его жизни борьбу между сыновьями – калгой Мехмедом Гиреем и Адилем Гиреем. Он не узнал, что победил старший, который и стал ханом Мехмедом II. До полной потери Крымским ханством независимости было еще далеко. Это произошло во второй половине XVIII в., при Екатерине II, когда эти земли были присоединены к Российской империи.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.