logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Ночь с 25 на 26 июня 1857 года путешественники провели у горной реки Кок‑Джар, а утром они направились к югу вверх по речной долине. Около часа пополудни Петр Семенов вместе с небольшим отрядом казаков и проводниками‑киргизами добрался до вершины прохода через перевал. Впоследствии он, первый европейский путешественник, взошедший на Кок‑Джарский перевал в горной системе Тянь‑Шань, вспоминал:

«Прямо на юг от нас возвышался самый величественный из когда‑либо виденных мною горных хребтов. Он весь, сверху донизу, состоял из снежных исполинов, которых я направо и налево от себя мог насчитать не менее тридцати. Весь этот хребет вместе со всеми промежутками между горными вершинами был покрыт нигде не прерывающейся пеленой вечного снега. Как раз посредине этих исполинов возвышалась одна, резко между ними отделяющаяся по своей колоссальной высоте, белоснежная остроконечная пирамида, которая казалась с высоты перевала превосходящей высоту остальных вершин вдвое…

Часа три я пробыл на перевале не только для того, чтобы налюбоваться таким величественным видом, подобный которому едва ли можно где‑либо встретить в мире, но и для того, чтобы ориентироваться в орографии (в конфигурации, размерах и направлении хребтов) высшей в Тянь‑Шане горной группы, которой местные жители так метко дали поэтическое название Тенгри‑Тага (Хребет духов), уподобляя эти снежные вершины небесным духам, а увенчивающего их и подавляющего своим величием исполина Хан‑Тенгри – царю этих небесных духов. Отсюда произошло китайское название всей горной системы – Тянь‑Шань (Небесные горы)».

Исполнилась заветная мечта Петра Семенова. Он первым исследовал этот горный край. Все, чему он выучился и что успел сделать до путешествия в Тянь‑Шань, было подготовкой к реализации главной мечты.

Петр Петрович Семенов родился в 1827 году в помещичьей усадьбе Урусово в Рязанской губернии. Семеновы принадлежали к старинному дворянскому роду. Петр получил хорошее домашнее воспитание, овладел французским, немецким и английским языками. В детстве он полюбил экскурсии по окрестностям, собирал гербарий и коллекцию насекомых, много читал о растениях и животных. Осенью 1842 года его определили в Петербургскую школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров. Мальчик сдал экзамен сразу в третий класс. По окончании школы Петр отказался от военной карьеры и поступил вольнослушателем в Петербургский университет на физико‑математический факультет.

Весной 1848 года П. П. Семенов выдержал экзамены на степень кандидата, а затем со своим другом по университету Н. Я. Данилевским пешком прошел из Петербурга в Москву, собирая ботаническую и геологическую коллекции. В 1849 году он стал действительным членом основанного четырьмя годами ранее Русского географического общества (РГО), главным предметом деятельности которого было изучение населения и природных условий в России и сопредельных странах.

Друзья задумали организовать экспедицию для исследования черноземной полосы России (установление границ этого региона, изучение почв и растительности). Летом 1849 года они направились в черноземные районы Рязанской, Тульской и Орловской губерний. Но вскоре Петр Семенов остался один, так как во время экспедиционных работ Данилевский был арестован жандармами как участник кружка петрашевцев и позже сослан в Вологодскую губернию.

Петр Петрович продолжил изучение черноземных степей ив 1851 году, написав работу «Придонская флора в ее отношениях к растительности Европейской России», представил ее в университет, выдержал процедуру защиты и получил степень магистра. По поручению вице‑председателя РГО адмирала Ф. П. Литке (фактического руководителя, так как на должность председателя назначался один из великих князей) он привел в порядок библиотеку общества (при этом прочитал многие важные книги по географии) и приступил к переводу на русский язык многотомного труда известного немецкого географа К. Риттера «Землеведение Азии». Переводческая работа вызвала у него большой интерес к этой части света, где в то время было немало белых пятен, особенно в Центральной Азии.

Видимо, тогда зародилась у П. П. Семенова мечта о путешествии в глубь Азии, в загадочный Тянь‑Шань. Он вспоминал впоследствии: «Работы мои по азиатской географии привели меня… к обстоятельному знакомству со всем тем, что было известно о внутренней Азии. Манил меня в особенности к себе самый центральный из азиатских горных хребтов – Тянь‑Шань, на который еще не ступала нога европейского путешественника и который был известен только по скудным китайским источникам. Проникнуть в глубь Азии на снежные вершины этого недосягаемого хребта, который великий Гумбольдт на основании тех же скудных китайских сведений считал вулканическим, и привезти ему несколько образцов из обломков скал этого хребта, а домой – богатый сбор флоры и фауны новооткрытой для науки страны – вот что казалось самым заманчивым для меня подвигом».

В 1853 году Семенов уехал за границу. Встретившись с А. Гумбольдтом и К. Риттером, он обсудил с ними свои планы проведения экспедиции в Центральную Азию, затем прослушал курсы лекций по геологии, метеорологии и истории растений в германских университетах. Молодой ученый проводил полевые экскурсии в Германии, Италии и Швейцарии, совершил ряд восхождений на Везувий и наблюдал его извержение в 1854 году. Возвратившись в Россию в следующем году, Семенов представил Совету РГО русский перевод I тома «Землеведения Азии». Половину объема книги составляло «Предисловие переводчика» (оно существенно дополняло основной текст новым материалом по географии Азии). Через год этот том вышел из печати.

Петр Петрович обратился к Совету РГО с предложением снарядить его в экспедицию «для собрания сведений о тех странах, к которым относятся два следующих, уже переведенных тома риттеровой Азии, а именно томы, относящиеся до Алтая и Тянь‑Шаня». Совет дал согласие, и в начале мая 1856 года Семенов начал свою экспедицию. По железной дороге он добрался до Москвы, откуда поехал по тракту до Нижнего Новгорода; там купил прочный тарантас и на нем отправился в Сибирь по большому сибирскому тракту.

В Омск, резиденцию Западно‑Сибирского губернатора генерала Г. И. Гасфорта, Семенов приехал 1 июня. При встрече с губернатором столичный ученый просил дать ему возможность посетить основанное в 1854 году укрепление Верное (с 1885 года – город Верный, с 1921 года – город Алма‑Ата) и изучить Заилийский край, расположенный к югу от реки Или, – геологическое строение, флору и фауну, жизнь населения. Губернатор обещал предписать местным властям, чтобы оказывали содействие исследованиям и предоставляли конвой для поездки в горы. Путешественнику показали карты Семиреченского и Заилийского краев (первый расположен к югу от озера Балхаш до реки Или, а второй – к югу от реки Или до озера Иссык‑Куль).

В 1856 году Семенов познакомился с двумя молодыми офицерами: по прибытии в Омск – с Григорием Николаевичем Потаниным, а в конце года в Семипалатинске – с казахом Чоканом Чингисовичем Валихановым. Благодаря знакомству с Семеновым они стали через некоторое время выдающимися путешественниками: Г. Н. Потанин – исследователем Сибири и Центральной Азии, а Ч. Ч. Валиханов – знатоком истории и культуры народов Средней Азии, Казахстана и Западного Китая, в частности казахов и киргизов. Именно Семенов дал совет генералу Г. И. Гасфорту послать поручика Валиханова в экспедицию для изучения ранее абсолютно неизученной области Центральной Азии южнее Тянь‑Шаня – Кашгарии.

Из Омска Семенов направился на Алтай. Выехав из Барнаула, он проследовал на юг и вскоре увидел впервые Алтайские горы; осмотрел Колыванское озеро, поразившее его причудливыми формами гранитных скал; в течение месяца посетил ряд заводов и рудников, был в долинах рек Убы и Ульбы; из Риддера (теперь город Лениногорск, в Казахстане) совершил подъем на Ивановский хребет, высочайшие (до 2 275 метров) белки в этом районе (белки – сибирское название горных хребтов, постоянно покрытых снегом, главным образом на Алтае).

Изучив западные окраины Алтая, Семенов взял путь на Семипалатинск, чтобы далее приступить к главному – изучению Тянь‑Шаня. В Семипалатинске, в квартире адъютанта губернатора, состоялась неожиданная встреча. Он писал впоследствии: «…Представили одетого в солдатскую шинель дорогого мне петербургского приятеля Федора Михайловича Достоевского, которого я увидел первым из его петербургских знакомых после его выхода из «мертвого дома» – каторжной тюрьмы». А через день Ф. М. Достоевский провожал П. П. Семенова в Семиреченский край.

Из казачьего городка Копал Семенов в сопровождении нескольких казаков совершал восхождение на вершины Джунгарского Алатау (этот хребет, расположенный между озером Алаколь и рекой Или, прежде называли также Семиреченским Алатау); собирал образцы горных пород, коллекцию альпийских растений и насекомых.

В Верном начальник Заилийского края полковник Хоментовский выделил Семенову 10 казаков, двух проводников‑киргизов, лошадей и верблюдов, и через два дня он отправился на озеро Иссык‑Куль. Возвратившись в Верное и немного отдохнув, Семенов во главе казачьего отряда из 90 всадников начал передвигаться вдоль подножия северной цепи Заилийского Алатау. Такой значительный конвой был необходим из‑за возможного нападения враждебных местных племен. Отряд достиг реки Чу и вошел в Буамское ущелье, из которого река вырывается в свою широкую долину.

Семенову удалось разрешить географическую загадку. «Мне хотелось, – писал он, – достигнуть одной из главных целей моего посещения западной оконечности Иссык‑Куля. Во время моего пребывания в Берлине (1853 год) географы полагали, что озеро Иссык‑Куль имеет сток, но этим стоком одни считали реку Чу, а другие, по распространенным Гумбольдтом сведениям, – речку Кутемалды, которая якобы выходит из озера Иссык‑Куль и течет далеко в степь». Проследовав вверх по течению реки Чу, Семенов выяснил: «Главная составная ветвь мощной реки Чу…выходит на Иссык‑Кульское плоскогорье, но, не следуя естественному склону к озеру, поворачивает прямо на запад в Буамское ущелье. К востоку от этого поворота я увидел болотистую местность, из которой в Иссык‑Куль… текла маленькая речка Кутемалды, имевшая не более шести верст длины… Я доехал до устья речки и, повернув по берегу озера, вернулся в аул Умбет‑Алы, вполне убедившись, что озеро Иссык‑Куль стока не имеет и что оно в настоящее время не питает реки Чу, и что мощная река эта образуется из двух главных ветвей: Кочкара, берущего начало в вечных снегах Тянь‑Шаня, и Кебина, текущего из вечных снегов и из продольной долины Заилийского Алатау».

Перебравшись из Верного в Барнаул, Семенов остался там на зиму и оттуда совершил две поездки: в местность Кату южнее Джунгарского Алатау и на китайскую территорию, в город Кульджа. Цель первой поездки – проверить имевшиеся в китайских источниках упоминания о каких‑то вулканических явлениях. Поднявшись в невысокие горы, которые слегка дымились, исследователь нашел месторождения нашатыря и серы. Дымление было связано с горением подземных пластов каменного угля и отношения к вулканическим явлениям не имело. В Кульджу Семенов добрался из Копала через заснеженный перевал Джунгарского Алатау и пробыл в этом городе неделю в качестве гостя российского консула.

В 1857 году П. П. Семенов отправился из Барнаула в Заилийский край в сопровождении художника П. М. Кошарова. Путешественники добрались до ущелья, через которое пробивается река Или, и, найдя на высоком утесе огромные знаки тибетской надписи, зарисовали их.

В то время обстановка в районе Иссык‑Куля была тревожной из‑за непрекращавшихся стычек между местными казахскими и киргизскими родами. В Верном Семенову был предоставлен конвой из 50 казаков. На этот раз исследователь решил по знакомой уже дороге выйти к восточной оконечности Иссык‑Куля, дойти до северного склона снежного хребта, замыкающего бассейн озера с юга, и проникнуть по возможности в его долины и на горные перевалы, соединяющие Илийский и Иссык‑Кульский бассейны с китайской провинцией Кашгарией.

29 мая 1857 года отряд Семенова, состоявший из 58 человек и имевший 12 верблюдов и 70 лошадей, двинулся из Верного на юго‑восток и пошел через горные перевалы и речные долины Заилийского Алатау. Нужно было проникнуть в глубь Тянь‑Шаня по долине реки Заука, впадающей с юга в Иссык‑Куль, и через самый доступный из перевалов в этом районе Тянь‑Шаня – Заукинский. Удалось благополучно пройти к Заукинскому перевалу, расположенному на высоте более 3 300 метров. Впереди расстилалась равнина с покрытыми снегом вершинами. Между ними лежали озера. Семенов раскрыл еще одну географическую загадку – первым из европейских путешественников добрался до истоков великой среднеазиатской реки.

«Пройдя часа два по этим чудным альпийским лугам, – вспоминал он, – мы взобрались на другой пологий снежный холм, откуда видели еще три озера, из которых речки текли уже на южную сторону перевала, к юго‑востоку, и, сливаясь, образовывали более значительную реку, высокая продольная долина которой, направляясь к западу, терялась в туманной дали. Это и была река Нарын, верховье древнего Яксарта, на нижнем течении которого (Сырдарье) Россия уже стояла твердой ногой. Мы проблуждали еще часа два между истоками Нарына, но спуститься вниз по его долине я не решился: лошади наши были измучены и изранены».

В ауле, принадлежавшем одному из киргизских племен, вождь просил Семенова ходатайствовать о принятии его в русское подданство. Путешественник смог нанять 70 свежих лошадей, 10 верблюдов и 6 проводников. Теперь он отправился в северное подгорье Тянь‑Шаня, к горной группе Тенгри‑Тага.

На обратном пути Семенов поднялся на одну из вершин, покрытую вечным снегом, и определил по барометру, что ее высота 3 950 метров. Эта же высота определяла расположение снежной линии на северном склоне Тянь‑Шаня. Отряд сделал очередной привал на хребте Сары‑Джаз вблизи ледника, который впоследствии был назван именем Семенова.

Из Верного путешественник выехал 2 сентября. По дороге в Семипалатинск совершил ряд экскурсий: в степь на северной стороне реки Или, в соседние горы, в долину реки Каракол и далее в ближайшие горы, в долину реки Лепсы, на озеро Алаколь. В Семипалатинске он вновь встретился с Ф. М. Достоевским, а губернатор сообщил ему, что ожидает официального извещения о полной амнистии писателя. Побывав в Барнауле и Омске, Семенов 15 ноября 1857 года возвратился в Петербург.

В ходе экспедиции был собран обширный материал, на обработку которого потребовалось несколько лет. Почти сразу по возвращении главнейшие результаты исследований Семенов опубликовал в изданиях РГО. Растения, собранные им, были впоследствии описаны ботаниками Регелем и Гердером; список собранных жесткокрылых был составлен и опубликован известным энтомологом В. И. Мочульским; большую коллекцию горных пород и палеонтологических образцов частично использовали И. В. Мушкетов и другие специалисты.

Но не эти отраслевые исследования явились главным вкладом П. П. Семенова в изучение природы России и сопредельных стран. Прежде всего он почитаем как великий географ. Его геологические и ботанические исследования, измерение высот и определение распространения вечных снегов представляли собой не обособленные наблюдения, а были осуществлены с географическим подходом. В предисловии ко II тому К. Риттера «Землеведение Азии» сам ученый перечисляет важнейшие, по его мнению, результаты своих исследований: установлена высота снеговой линии в Тянь‑Шане, открыты в Тянь‑Шане мощные ледники, опровергнут взгляд на вулканическое происхождение Тянь‑Шаня и на наличие там вулканов (действующих и потухших), о которых так много писал А. Гумбольдт.

Семенов описал 23 горных перевала, собрал 300 образцов горных пород, более 1 000 видов растений, среди которых было много новых, ранее не известных, определил высоту местности в 50 точках. Кроме того, им собрана прекрасная коллекция насекомых и ископаемых моллюсков, обширный этнографический материал, иллюстрированный художником П. М. Кошаровым. Было сделано два поперечных геологических разреза Тянь‑Шаня. Семенов впервые в отечественной научной литературе охарактеризовал ландшафты и флору Заилийского края по высотной зональности.

Исследования П. П. Семенова получили большую известность в Западной Европе и в Америке. Он был избран почетным или действительным членом, членом‑корреспондентом многих географических обществ, а некоторые из них отметили его труд медалями и другими почетными отличиями.

Свое главное путешествие П. П. Семенов закончил в 30‑летнем возрасте, а впереди у него была долгая жизнь и активная деятельность в РГО. Он много и плодотворно трудился в области государственной статистики, участвовал в разработке системы статистических показателей для разных видов учета (сельскохозяйственной статистики, промышленной, текущей и т. д.), возглавлял делегации русских статистиков на нескольких международных конгрессах. Также он активно участвовал в подготовке реформы 1861 года и освобождении крестьян от крепостной зависимости.

В октябре 1859 года ученый закончил обширное предисловие ко II тому «Землеведения Азии» К. Риттера и одновременно готовил к изданию III том, который вышел в свет в 1860 году. В дальнейшем он принял активное участие в издании IV и V томов.

В мае 1860 года Семенов был назначен главным редактором «Географо‑статистического словаря России». Издание пяти томов этого словаря было важным событием в развитии географии России. Ведь этот грандиозный словарь включал в себя описание всех морей, омывающих русские берега, заливов, бухт, лиманов, кос, мысов; всех горных хребтов и кряжей, вершин; озер, судоходных и сплавных рек, каналов, минеральных источников; всех губерний, городов, местечек, посадов, селений с населением более 1 500 человек, монастырей; всех заводов и фабрик, составлявших отдельные поселки, важнейших рудников. Сам главный редактор написал для словаря большинство крупных статей.

В начале 1860 года Петра Петровича избрали председателем отделения физической географии РГО, и вскоре были организованы экспедиции по изучению регионов России – в Сибирь, на Каспийское и Азовское моря, в Туркестан. Семенов готовил инструкции для них, хлопотал о выделении необходимых средств для приобретения припасов и инструментов, обеспечивал публикацию экспедиционных отчетов. В 1873 году он стал вице‑председателем РГО, то есть фактическим руководителем этого общества, и был им бессменно до своей кончины в 1914 году. Можно сказать, что с 1873 годаП. П. Семенов являлся общепризнанным главой российской географии. Он поощрял организацию отделов РГО в губерниях. По его инициативе и при его содействии были созданы СевероЗападный, Западносибирский, Оренбургский, Восточносибирский, Приамурский, Якутский, Туркестанский, Кавказский, Южный (в Киеве) отделы РГО, которые организовывали экспедиции по изучению своих регионов.

Семенов подробно описал заслуги РГО в трехтомной «Истории полувековой деятельности Императорского Русского географического общества» (1896 год). С начала 1870‑х годов до 1914 года РГО снарядило более 170 экспедиций, подавляющая часть которых исследовала территории России, в первую очередь Сибирь, Дальний Восток, Среднюю и Центральную Азию, Кавказ и Закавказье. Семенов принял самое деятельное участие в организации экспедиций прославленных отечественных путешественников Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина, И. Д. Черского, Н. Н. Миклухо‑Маклая, П. К. Козлова, В. А. Обручева и многих других.

К столетию Географического общества (1945 год) его президент академик Л. С. Берг писал: «Душою всех предприятий был Семенов. Он собрал вокруг себя плеяду первоклассных географов… Петру Петровичу принадлежит великая роль вдохновителя и организатора. Все знавшие его дают о нем восторженные отзывы».

В 1906 году в связи с 50‑летием начала путешествия в Тянь‑Шань и в ознаменование заслуг Петра Петровича перед географической наукой к его фамилии Семенов был добавлен титул Тян‑Шанский.

 

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.