logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Между 1696 и 1760 гг. в Восточной Боливии миссионерами‑иезуитами было основано 11 редукций – поселений обращенных в христианство индейцев. Эти миссии, архитектурный и социальный образ которых был вдохновлен «идеальными городами» философов‑гуманистов XVI столетия, расположены между реками Парагвай и Гуапай, в отдаленной и труднодоступной области Гран‑Чако. До наших дней сохранилось только шесть из них. Являющие собой уникальный сплав европейских и местных культурных традиций, бывшие редукции до сих пор остаются городами и деревнями, полными жизни, и в этом состоит их основное отличие от аналогичных поселений на территории других стран – Аргентины, Парагвая, Бразилии, где поселки миссионеров давным‑давно обратились в руины.

Первые иезуитские миссионеры прибыли в Верхнее Перу (так в ту пору именовалась Боливия) в 1572 г.

15 мая 1587 г. первые три отца иезуита – Диего Мартинес, Диего де Саманьего и Хуан Санче – достигли отдаленной восточной заставы Санта‑Крус. За этим последним испанским форпостом лежали малоизвестные, а то и вовсе неисследованные земли, населенные дикими индейскими племенами, многие из которых враждебно относились к европейцам. Однако уже в первые четыре года отцу Мартинесу и его соратникам удалось достичь заметных успехов в деле евангелизации коренных обитателей этих мест. Большая их часть принадлежала к этнической группе чикитано, или чикитос.

31 декабря 1691 г. иезуиты основали на территории Чикитании первый миссионерский поселок – Сан‑Франсиско‑Хавьер‑де‑лос‑Пиньокас (ныне Сан‑Хавьер). В 1696 г. появилась миссия Сан‑Рафаэль, в 1698 г. – Сан‑Хосе, в 1709 г. – Консепсьон, в 1721 г. – Сан‑Мигель, в 1755 г. – Санта‑Ана… Всего на землях Чикитоса было основано 11 миссий, последняя из которых, Санто‑Корасон‑де‑Хесус‑де‑Чикитос, возникла в 1767 г., за семь лет до изгнания иезуитов из Америки.

Благодаря их отдаленности иезуитские миссии в Чикитосе были практически полностью автономны и самостоятельны, лишь номинально подчиняясь светским и духовным властям вице‑королевства Перу. Никому из европейцев, метисов или негров, за исключением отцов иезуитов, не разрешалось жить на территории миссий. Исключение было сделано только для приезжих торговцев: они могли оставаться здесь в течение трех дней, но не более. Зато двери редукций были широко распахнуты для индейцев. Многие из них бежали сюда, ища защиту от работорговцев или от варварской системы энкомьенды, введенной испанскими конкистадорами и позволявшей безжалостно эксплуатировать индейцев.

Создавая и развивая сеть редукций, иезуиты вдохновлялись образами идеальных городов Утопии и Аркадии, созданными европейскими философами XVI столетия Томасом Мором и Филиппом Сиднеем. Миссионерские поселки строились на трех основных принципах: сотрудничество с индейцами, а не принуждение их; опора на собственные силы; самостоятельность и полная – насколько это возможно – автономия от колониальных властей.

Почти все священники (в период расцвета миссий в Чикитосе их насчитывалось всего 25 человек) свободно владели несколькими индейскими наречиями, что явилось одной из причин успеха иезуитских миссий. Это было очень важным фактором, поскольку нередко даже на территории одного поселка проживали представители разных племен. С течением времени язык чикитано стал общим для всех миссионерских поселков Восточной Боливии, и многочисленные племена объединились в одну этническую группу.

В редукциях индейцы были свободными людьми. Земля в миссиях являлась общей собственностью. Традиционно чикитос занимались сельским хозяйством, выращивая кукурузу и юку, а позднее – еще какао и рис. В сухой сезон дополнительными промыслами служили охота и лов рыбы; миссионеры‑иезуиты обучили индейцев навыкам животноводства.

Иезуиты принесли из Европы новые представления и новые средства культурного выражения и приспособили их к давно сложившимся здесь культурам индейских народов.

Иезуиты прививали своим подопечным самые разные навыки, что позволило местным индейцам стать феноменальными мастерами сразу в нескольких областях. Так, индейцы Чикитоса получили широкую известность благодаря своим музыкальным талантам. Местные мастера даже освоили производство чисто европейских музыкальных инструментов – виолончелей, скрипок, арф. В каждом миссионерском поселке существовали свой оркестр, своя музыкальная школа, свои живописцы и свои мастера художественного промысла (эти традиции сохраняются здесь до сих пор). Благодаря этому в миссиях Чикитоса было построено несколько церквей, отличающихся исключительными архитектурно‑художественными особенностями.

Воспоминания о «добром старом времени» иезуитских миссий долго жили в среде этого народа; интересно, что даже традиция постройки церквей не прервалась после ухода последнего миссионера: так, церковь в Санта‑Ане была построена в 1770–1780 гг. целиком за счет сил и средств индейцев. Даже спустя шестьдесят лет после изгнания иезуитов церкви бывших миссий оставались активными центрами распространения христианства. И хотя экономика этих поселений находилась в упадке, культурный уровень эпохи иезуитов все еще продолжал в них сохраняться.

Даже сегодня церкви бывших миссий остаются центрами духовной жизни не только для жителей этих городков и деревень, но и для индейцев, живущих во всей округе. Некоторые учреждения времен иезуитов сохранились до сих пор; в бывших миссиях Сан‑Рафаэль, Сан‑Мигель и Сан‑Игнасио все еще функционируют муниципалитеты. Освоенные в эпоху редукций ремесла, особенно резьба по дереву, до сих пор обеспечивают дополнительный доход местному населению, а музыкальные фестивали и концерты, регулярно устраивающиеся в поселках – бывших миссиях, свидетельствуют о том, что это искусство также продолжает жить среди потомков чикитос. В городках Сан‑Хавьер, Сан‑Сан‑Рафаэль и Санта‑Ана хранятся три оригинальные арфы времен иезуитов, а в церкви Санта‑Аны можно увидеть единственный сохранившийся в Чикитосе орган той поры.

Все дошедшие до наших дней поселки бывших миссий сооружены по единому плану (с небольшими различиями). Дерево и саман служили главными строительными материалами. Центром поселения неизменно является большая прямоугольная площадь с церковью на одной стороне и жилыми домами на трех остальных. Поскольку площади использовались в религиозных и общественных целях, они были свободны от всякой застройки и растительности, за исключением нескольких пальм, окружающих крест, стоящий в центре площади. Эти вечнозеленые пальмы символизировали вечную любовь.

Жилые дома имели очень толстые – до 60 см – стены и тростниковую кровлю, достигающую 5 м в высоту. Архитектура их была очень проста, каждый дом имел один этаж и состоял из нескольких комнат (6 × 4 м). Открытые галереи вокруг дома обеспечивали защиту от стихий и одновременно служили местами собраний. За последние 150 лет облик домов подвергся заметным изменениям, остатки первоначальной архитектуры можно все еще увидеть в Сан‑Мигеле, Сан‑Рафаэле и Санта‑Ане.

Церковь служила религиозным и культурным центром поселка. В церковный комплекс обычно входили собственно храм, часовня для отпевания, башня‑колокольня и школа. В миссиях Сан‑Хуан и Сан‑Хосе до наших дней сохранились две каменные башни времен иезуитов, еще одна такая же, но саманная – в Сан‑Мигеле.

Миссионерские церкви – наиболее интересные архитектурные памятники Чикитоса. Все они сооружены в период 1745–1775 гг., строительным материалом, как и повсюду в Чикитосе, служили дерево и саман. Лишь церковь в миссии Сан‑Хосе имеет каменный фасад, и то относящийся уже к 1805 г. Большинство художественных украшений в церквях также принадлежит к более позднему времени – 1810‑м гг.

Выглядят здешние церкви неказисто: приземистые, широкие, с нависающими кровлями, они смотрятся сараями, хотя размеры их достаточно внушительны: ширина – 16–20 м, длина – 50–60 м, высота – 10–14 м; каждое такое сооружение способно вмещать более 3000 человек. Характерная особенность миссионерских церквей Чикитоса – большое окно‑«роза» над главной дверью.

Внутреннее пространство церкви разделено деревянными колоннами на три нефа. Интерьеры миссионерских храмов украшает множество прекрасных произведений искусства, созданных руками индейских мастеров. Особенно великолепны алтари, покрытые золотом, серебром или слюдой, и резные деревянные кафедры, порой ярко расписанные. В храмах Чикитоса сохранились и многочисленные деревянные скульптуры, ретабло (заалтарные образы), изображения мадонн, распятия. Все они выполнены в стиле, характерном только для этой области. Традиции резьбы по дереву сохраняются среди индейцев Чикитоса до сих пор.

До наших дней в относительной неприкосновенности сохранились церкви миссий Сан‑Хавьер (1749–1752 гг.), Сан‑Рафаэль (1747–1749 гг.), Сан‑Хосе (1747 г.), Консепсьон (1752–1756 гг.), Санта‑Ана (1770–1780 гг.). По крайней мере три из них – в миссиях Сан‑Хавьер, Сан‑Рафаэль и Консепсьон – построены по проектам швейцарского священника‑иезуита, композитора и архитектора Мартина Шмида. Он сумел объединить элементы европейской христианской архитектуры с местными художественными традициями, создав уникальный стиль индейского барокко.

В 1972 г. швейцарский архитектор и священник‑иезуит Ганс Рот приступил к реализации обширного проекта восстановления миссионерских церквей и других колониальных построек Чикитоса, которые лежали в руинах. Он потратил 27 лет, работая в сотрудничестве с несколькими коллегами и многочисленными помощниками из числа местных жителей. Восстановление памятников завершилось только в начале XXI столетия. Под руководством Ганса Рота были тщательно отреставрированы все сохранившиеся церкви, а церковь в миссии Сан‑Игнасио, разобранная в 1960‑х гг., воссоздана в первоначальных формах.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.