logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Этот великолепный архитектурно‑художественный ансамбль сложился во 2‑й пол. XVIII столетия. Центром его служит изящная барочная церковь, стоящая на высоком холме, с великолепным интерьером, выполненным в духе итальянского рококо. От подножия холма к церкви ведет пологая лестница, парапеты которой украшают поразительные по реализму и мастерству исполнения статуи двенадцати пророков, изваянные великим бразильским скульптором Алейжадинью. Издали их невозможно отличить от фигур живых людей. В ансамбль санктуария входят также шесть часовен Крестного Пути, буквально наполненных скульптурой – в общей сложности здесь насчитывается более 60 фигур, вырезанных из кедра. Их создание также приписывают Алейжадинью – прокаженному гению.

Город Конгоньяс (Конгоньяс‑ду‑Кампу) расположен в штате Минас‑Жераис, в 90 км к югу от Белу‑Оризонти. Со всех сторон окруженный горами, в XVII–XVIII столетиях он являлся важным рудничным центром: в окрестных шахтах велась интенсивная добыча золота. Изобилие минеральных богатств позволило городу быстро разрастись и обзавестись рядом блестящих общественных построек, первой среди которых стала церковь Бон‑Жезус, сооруженная по заказу и на средства богатого торговца Фелисиано Мендеса, сделавшего крупное пожертвование на храм в благодарность за избавление от болезни. По желанию Мендеса, за основу архитектурного проекта была взята церковь Бон‑Жезус в его родном городе Брага, что в Северной Португалии. В новопостроенный храм Мендес пожертвовал статую «Оплакивание Христа», которую привез с собой из Португалии в 1713 г.

Церковь Бон‑Жезус, или Бон‑Жезус‑да‑Матозиньюш, быстро приобрела популярность у местного населения благодаря многочисленным исцелениям, происходившим в ее стенах. В маленьком музее, расположенном рядом с храмом, сегодня можно увидеть целую коллекцию вотивных приношений, сделанных верующими в благодарность за чудесные излечения от разных болезней. Самая ранняя из вотивных фигурок относится к 1722 г.: она пожертвована рабом, исцелившимся от лихорадки.

В 1796 г. местный епископ решил заново украсить церковь. Для этой цели он пригласил уже известного в ту пору Алейжадинью. Объем работы предстоял большой – епископ заказал Алейжадинью более восьмидесяти каменных и деревянных фигур. Мастеру помогали в работе его ученики, без них он просто не справился бы. И все равно работа растянулась на долгих четверть века: над скульптурным убранством церкви в Конгоньясе Алейжадиньо и его помощники работали в 1780–1805 гг.

Статуи двенадцати пророков церкви в Конгоньясе (1800–1805 гг.) принесли Алейжадиньо славу «бразильского Микеланджело». Они стали лебединой песней прокаженного гения, вершиной его творчества. Двенадцать статуй пророков искалеченный, лишенный пальцев мастер в одиночку высекал из стеатита (мыльного камня). Великий бразильский поэт Карлос де Андраде назвал эти скульптуры поэмой в камне. Создавая их, Алейжадиньо словно вдохнул в угасающее искусство барокко первобытную мощь, равную силе средневекового готического искусства.

По всему периметру внутреннего двора церкви стоят шесть белых часовен, похожих на крошечные восточные мечети с куполами. Эти маленькие часовни наполнены статуями, изображающими сцены Страстей Христовых и Крестного Пути Христа на Голгофу. Если каменные скульптуры пророков стали самыми прекрасными в Бразилии произведениями искусства барокко, то цикл «Страсти Христовы» вообще лежит за пределами барочной традиции, так как здесь вместо камня использовано дерево.

«Страсти Христовы» выполнены несколько раньше, чем «Пророки», – в 1780–1790 гг. Главные фигуры – Христа, Девы Марии, апостолов Петра, Иоанна, Иакова, Марии Магдалины и двух разбойников – Алейжадиньо вырезал сам, в то время как второстепенные персонажи – римские солдаты, зрители и т. п. – исполнены его помощниками. Одна из статуй, изображающая человека, наблюдающего за распятием Христа, как полагают, является портретом (или автопортретом) Алейжадиньо.

Алейжадиньо умер 18 ноября 1814 г. и был похоронен в церкви Санта‑Мария да Консепсьон. Однако среди исследователей идут бурные дискуссии, посвященные… нет, не творчеству Алейжадиньо, а выяснению факта: существовал ли на самом деле этот удивительный мастер?

Сегодня ряд бразильских ученых склонны полагать, что выяснение вопроса о том, существовал или нет в реальности скульптор по имени Антониу Франсишку Лисбоа, требует обширного и беспристрастного исследования. Факт, что на могиле в церкви Санта‑Мария да Консепсьон в Ору‑Прету вырезано его имя; однако фактом является и то, что ни в документах того времени, ни в воспоминаниях современников, ни в мемуарах многочисленных путешественников, охотно посещавших «Богатый город», нет ни слова о феноменально талантливом скульпторе‑калеке!

Однако скульптор Антониу Франсишку Лисбоа по прозвищу Алейжадиньо действительно мог существовать. Может быть даже, что он действительно был калекой. Но, вероятно, ошибочно приписывать лишь одному человеку создание множества бесспорно выдающихся произведений, в которых бразильское искусство XVIII столетия подчас даже превосходит европейское в понимании тонкого изящества стиля рококо. И Алейжадиньо не был единственным сантейро – скульптором, декоратором, художником, работавшим в то время над украшением храмов, монастырей и дворцов. Мастера, приехавшие из Португалии и Италии, принесли на бразильскую землю стили и традиции европейского искусства, а местные художники творчески переосмыслили их, создав шедевры, перед которыми бессильно даже всемогущее время.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.