logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

«Килва представляет собой богатый мавританский город со множеством прекрасных домов из камня и извести, и окна в этих домах сделаны наподобие наших, и улицы города очень хорошо распланированы», – сообщал в 1501 г. Диего Барбоша, сподвижник Васко да Гамы. За двести лет до него, в 1331 г., в Килве побывал знаменитый арабский путешественник Ибн‑Баттута, повидавший почти весь свет. Даже этот бывалый человек был потрясен увиденным. «Килва – один из наиболее прекрасных и мастерски распланированных городов мира», – писал он.

Город Великая Килва, или, как его называют африканцы, Килва‑Кисвани, находится на небольшом островке у побережья Танзании. Добраться сюда можно только на лодке. Среди пышной растительности, заполонившей весь остров, высятся величественные руины города‑порта, некогда слывшего самым богатым в Африке, которым на протяжении нескольких столетий неизменно восхищались иноземные путешественники.

Основание Килвы исследователи относят к 957 г. Во всяком случае, нижние археологические слои датируются IX в. Кроме того, по соседству с Килвой, на небольших островах Санье‑Я‑Кати и Сонго‑Мнара, ученым удалось найти каменные строения еще более древних поселений. Первыми жителями этих мест были рыбаки‑африканцы, но на рубеже I–II тысячелетий н. э. сюда в поисках золота, слоновой кости и рабов начали активно проникать арабские и персидские торговцы.

Появление большинства прибрежных поселений Восточной Африки по времени совпадает с той эпохой, когда арабский мир охватывают религиозные и династические войны. Спасаясь от междоусобиц, многие жители Аравии, Ближнего и Среднего Востока устремились в соседнюю Африку. Одновременно с этим на Аравийском полуострове возникают первые сильные государства. Их владыкам нужны драгоценности и благовония, казне – деньги, купцам – рынки, армии – оружие. Именно в это время Восточная Африка активно вовлекается в мировую торговлю. Купцы из Адена, Омана, Персии, Хиджаза привозили из восточноафриканских городов Килвы, Ламу и Малинди железо, из Софалы – золото. Из танзанийского железа ковали лучшую в то время сталь, из нее делали знаменитые на весь мир дамасские клинки.

Приезжие купцы, моряки, ремесленники селились на африканском побережье, обращали местных жителей в ислам, приобщали к мореходному искусству и знакомили с навыками торговли, брали в жены африканок. Но их было слишком мало, чтобы завоевать, поработить местное население, своим влиянием и культурой свести на нет их обычаи и традиции. Наоборот, пришельцы быстро растворились в массе африканского населения. Так появился народ суахили – «люди побережья». Так возник кисвахили – африканский язык, родственный всем языкам группы банту, но со значительными заимствованиями из арабской лексики. Влияние ислама до сих сохраняется в архитектуре, культуре, традициях жителей островов восточноафриканского побережья.

В XIII столетии султаны Килвы полностью взяли в свои руки торговлю золотом, которое поступало из Софалы – портового города в полутора тысячах километров к югу, на побережье нынешнего Мозамбика. Монополия на торговлю золотом быстро превратила Килву в один из самых богатых и процветающих городов Африки.

Для обеспечения этой торговли султаны Килвы начали чеканить собственные монеты из меди и серебра – самые первые деньги Черной Африки. Первый их выпуск относится к периоду правления султана аль‑Хасана ибн‑Талугу, правившего в Килве в 1277–1294 гг.

Чужеземные гости говорили о Килве как о «дивном диве». Уже упоминавшийся Ибн‑Баттута был приятно удивлен, попав в прекрасный город чернокожих мусульман – зинджей. Они поразили Ибн‑Баттуту богатством своих одежд и добротностью домов – «все больше деревянных, крытых тростником».

Когда в 1498 г. каравеллы Васко да Гамы вошли в Килву, португальцы впервые встретились здесь с чернокожими моряками, знавшими компас, квадрант и имевшими отличные карты, впервые увидали купцов, побывавших в Индии – стране, путь в которую европейцы искали уже много лет.

Приход европейцев ознаменовал закат Великой Килвы. Пораженные богатством города, португальцы поспешили сокрушить африканского конкурента, чтобы самим стать хозяевами золотой торговли. В 1505 г. на рейде Килвы появились корабли капитана Алмейды…

Немецкий путешественник Ганс Мейер, бывший вместе с Алмейдой, свидетельствует, что город был выжжен, большая часть его двенадцатитысячного населения перерезана, дворцы разграблены, деревянные дома сожжены, цветущие сады вырублены. Грохот португальских пушек возвестил закат торговых городов Восточной Африки.

Буйная тропическая растительность уже много столетий заселяет руины дворцов и жилых кварталов Килвы‑Кисвани. С 1958 г. этот заброшенный город стал государственным заповедником. Здесь сохранились многочисленные остатки крепостных сооружений, жилых кварталов, дворцов и мечетей.

Здания Килвы сооружены из белого известняка, со временем поросшего коричневыми и красными лишайниками и зеленовато‑голубыми мхами, из‑за чего древние руины кажутся окрашенными в радужные тона. На всех постройках Великой Килвы лежит совершенно особый, свой стиль, налет неповторимой самобытности. Это особенно явственно проступает в архитектуре Большой мечети Килвы (XII–XIII вв.). Пораженные красотой Большой мечети португальцы сравнивали ее со знаменитой Кордовской мечетью.

До сих пор восхищает своими размерами огромная крепость Хусуни Кубва – ее название переводится с суахили как «Большая крепость». Построенная в XIII–XIV вв. на крутом обрыве над океаном, она сразу же давала приплывающим заморским гостям представление о городе, о его могуществе и богатстве. Стены Хусуни Кубвы сложены из кораллового известняка, который добывали на соседних рифах.

Стоя у стен Хусуни Кубвы, не ощущаешь ее грандиозности. И только глядя на крепость издалека, от развалин города, который она некогда защищала, осознаешь размеры этого сооружения. Хусуни Кубва – самое большое здание, построенное в тропической Африке в доевропейский период.

Хусуни Кубва являлась скорее пышным дворцом султанов, чем грозной крепостью. Здесь жило более полусотни правителей Килвы. На стенах ее бесчисленных залов и комнат местами еще сохранился богатый орнамент, живописные панно из каменных плиток, а в дверных проемах – косяки, украшенные причудливой резьбой. Рядом с дворцом устроен султанский бассейн, вмещающий 90 тысяч литров воды. От океанского побережья к главному входу во дворец тянется широкая каменная лестница.

Лучшая характеристика мастерства средневековых суахилийских архитекторов и строителей – это то что Хусуни Кубва, отразившая за многие столетия все циклоны, пожары и осады, стоит над океаном вот уже семьсот лет и вовсе не собирается разрушаться.

Остров Сонго‑Мнара располагается приблизительно в 10 км к югу от Килвы‑Кисвани. Здесь находится еще один разрушенный древний город, о котором известно очень немногое. Этот обширный город конкурировал с Великой Килвой по крайней мере до XIV в. Внушительные здания – свидетельство его прежнего богатства – сегодня лежат в руинах. Руины на Сонго‑Мнара датируются по крайней мере XV столетием или ранее; в XVIII в. на этих развалинах обосновались арабские поселенцы, прибывшие из Омана. Несмотря на разрушительное действие времени, руины Сонго‑Мнара до сих пор поражают своими размерами, особенно огромный дворец султана, где местами сохранилась великолепная отделка дверных проемов.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.