logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

literatura

Цели и задачи урока:

углубить представление обучающихся об особенностях личного письма;

расширить представление обучающихся об А.П.Чехове как человеке;

развивать познавательные интересы и творческие способности обучающихся;

воспитывать уважительное отношение к людям;

учить видеть красоту человеческих отношений, формировать культуру общения.

Оборудование:

мультимедийный проектор,

компьютер,

письма А.П.Чехова и О.Л.Книппер-Чеховой,

презентация.

Ход урока

Да и художник везде художник,
даже в письмах к своей жене:
Л.Зорин

:письмо должно быть жутко торопливым,
Прямолинейным, как бильярдный шар,
Как молоко, бежавшее, дышать,
А не томиться жижицей,
Бессрочно отточено копьё карандаша -
Люблю тебя! И точка, точка, точка.
Евгений Орлов

I. Организационный момент.

Объявление темы и целей урока. Слово учителя.

Расставаясь с друзьями, уезжающими от нас в другие города и страны, провожая на вокзалах и в аэропортах наших родных и близких, мы просим: пишите! И обещаем сами: я напишу, напишу:

И пишем. Коротко или длинно, умело или неловко, впопыхах, в постоянной спешке нашей насыщенной событиями жизни. Заклеиваем конверты и опускаем их в почтовые ящики, доверяя обыкновенной почтовой бумаге свои мысли, чувства, надежды.

К сожалению, пишем все реже. Эпистолярный жанр сейчас оттеснен современными ритмами, темпами, телефонной связью, Интернетом.

II. Исторический экскурс. Слово учителя.

Письмо! Пожалуй, его история лишь немного короче истории человеческого общества. Ведь и тогда, когда на Земле не существовало письменности, была у людей потребность в общении, причем не только с теми, кто постоянно рядом.

Писание писем распространилось со времен античности. Они сочинялись как литературные произведения. Знаменитыми образцами эпистолярной литературы стали письма Цицерона, Горация, Сенеки, Эпикура. В России выдающимся событием были "Письма русского путешественника" Н. М. Карамзина (XVIII век).

И сегодня мы будем говорить о письмах личных, о письмах А.П.Чехова к жене О.Л.Книпер-Чеховой. Я очень надеюсь, что именно эти письма помогут вам, ребята, лучше узнать, а может быть, и совсем по-другому посмотреть на личность писателя, чье имя знакомо с детских лет.

III. Письма

Сообщения обучающихся.

Почти все пять лет своего брака Чехов жил вдали от жены, но их брак поддерживали 800 писем, написанных друг другу. Писатель Антон Чехов известен всему миру своими рассказами и пьесами о любви. В то же время самая интересная любовная история Чехова - это не любовный роман, а история отношений самого писателя с ведущей актрисой МХАТа Ольгой Книппер. Они встретились в сентябре 1898 года на чтении Чеховым его новой пьесы "Чайка". Ему было 38 лет, ей не так давно исполнилось 30. Он был знаменитым писателем, она - молодой известной актрисой. В течение шести лет отношений их роли менялись: вначале это были драматург и актриса, затем - любовники, потом - муж и жена и в конце - инвалид и сиделка при нем до смерти Чехова в возрасте 44 лет. В силу жизненных обстоятельств большую часть времени им приходилось жить вдали друг от друга: Книппер играла на сцене МХАТа, а больной туберкулезом Чехов жил в Ялте. Они проводили время вместе летом, но даже тогда проблемы Чехова со здоровьем сказывались на качестве их отношений. И, несмотря на это, они хранили свою любовь.

Память об их любви осталась в письмах - за эти годы писатель и актриса отправили друг другу примерно по 400 посланий. (Впоследствии эти письма были опубликованы на русском и английском языках.) Переписка шла с 1899 по 1904 годы, в исторический для театра период, когда происходило рождение МХАТа и на его сцене ставились четыре пьесы Чехова, в каждой из которых Ольга играла главную роль.

Переписка началась в 1899 году, после постановки "Чайки", Ольга впервые сыграла в ней главную роль. Переписка продолжалась по мере того, как в театре шли репетиции, до премьеры пьесы "Три сестры" (январь 1901 года). Вскоре после этой премьеры они познакомились с семьями друг друга, вместе съездили из Москвы в Ялту и стали любовниками.

Переписка прекратилась в апреле 1904-го, когда Чехов приехал в Москву и затем вместе с Ольгой отбыл в Германию, где он умер в Баденвейлере 2 июля 1904 года.

IV. Инсценировка

Ведущий: Прошло два десятка лет после кончины писателя. Вновь - двадцать лет спустя Ольга Книппер в одиночестве перечитывает письма Чехова, адресованные ей. Она погружена в раздумья, медленно перебирает конверты, какие-то вскрывает, вчитывается...

А вот он и сам медленно усаживается за свой столик с бережно сохраненными там письменными принадлежностями.

Настала последняя пора жизни Чехова. Он - в Ялте, Ольга Книппер - в Московском Художественном театре, где идут репетиции "Вишневого сада".

Между Чеховым и его женой выстраивается сложная система общения. Во-первых, каждый беседует наедине с собой, погруженный в собственные мысли. Во-вторых, идет переписка из двух углов, - фразы из одного письма подхвачены признаниями другого: перекликаются, скрещиваются, отталкиваются... Перекличка любящих сердец словно бы сама собой выстраивается в пронзительную драматургию.

Ученики, изображающие А.П.Чехова и О.Книппер-Чехову поочереди читают письма. (Слайд 7) Звучит музыка Сергея Рахманинова "Нежность".

ЧЕХОВ - О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВОЙ
24 декабря 1902 г. Ялта

Милая моя старушка, твой дед что-то нездоров. Последнюю ночь спал очень плохо, беспокойно; во всем теле ломота и жар. Есть не хочется, а сегодня пирог. Ну, да ничего.

Я получил очень хорошее письмо от Куркина насчет горьковской пьесы, такое хорошее, что думаю послать копию Алексею Максимовичу. Из всего, что я читал о пьесе, это лучшее:

Вчера написал Немировичу. Мой "Вишневый сад" будет в трех актах. Так мне кажется, а впрочем, окончательно еще не решил. Вот выздоровею и начну опять решать, теперь же все забросил. Погода подлейшая, вчера целый день порол дождь, а сегодня пасмурно, грязно. Живу точно ссыльный.

Ты говоришь, что два моих последних письма хороши и тебе нравятся очень, а я все пишу и боюсь, что пишу неинтересно, скучно, точно по обязанности. Старушка моя милая, собака, песик мой! Целую тебя, благословляю, обнимаю. На Новый год пришлю вашему театру телеграмму. Постараюсь подлиннее написать и полегче. Мать получила от тебя письмишко и очень довольна.

Будь здорова. Играй себе, сколько хочешь, только отдыхай, не утомляйся очень. Обнимаю моего дусика.

Твой А.


О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВА - ЧЕХОВУ
4 февраля 1903 г. Москва

Здравствуй, дорогой мой! Если бы я могла перелететь к тебе, поглядеть хоть на тебя, попросить прощения (мне всегда это хочется делать). Это безбожно - не видеться так долго! У меня чепуха, каша в голове, так все и крутит. Вся я развинтилась. Свежести во мне нет. Истрепалась. Не понимаю, зачем живу. Надо ли так. Седею я.

Ну, наверно, уже тоску нагнала на тебя. Я, дусик, как ни ломаю себя, как ни стараюсь быть вечно ровной и сдержанной,- не могу. Мне надо и побушевать, и выплакаться, и пожаловаться - одним словом, облегчить свою душу, и тогда мне жизнь кажется лучше, свежее, все как-то обновляется. Прежде у меня бывали такие полосы, а теперь не с кем поболтать, некому душу излить, и мне кажется, что я засыхаю вся, мне даже хочется быть злой и сухой. Это очень гадко, и ты будешь бояться моего характера, а он вовсе не такой ужасный.

Это все глупости, впрочем, а главное, мне надо видеть тебя. Я готова негодовать и громко кричать сейчас. Театр мне, что ли, к черту послать! Никак не выходит жизнь. Ты вот большой человек - живешь, терпишь, молчишь, не то, что я. Ты, верно, очень снисходительно смотришь на меня, правда? Ах, Антон...

Днем разбирали 4-й акт "Столпов". У меня роль не идет. Не могу схватить образ, а вижу:

Ну, дусик родной, будь здоров, давай ждать и мечтать. Целую, обнимаю тебя, гляжу в твои милые глаза, целую все морщинки.

Твоя Оля.

ЧЕХОВ - О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВОЙ
20 сентября 1903 г. Ялта

Как это жестоко, дусик мой! Вчера весь вечер, потом ночью, потом сегодня весь день ждал твоей севастопольской телеграммы, и только сегодня вечером (в субботу) получил от Шапошникова: "Супруга ваша выехала благополучно..." и т. д. А я думал, что пароход затонул, что билета у тебя нет и проч. и проч. Нехорошо, супруга милая. В другой раз не обещай.

Мне сегодня легче, но все же я не совсем здоров. Слабость, во рту скверно, не хочется есть. Сегодня я сам умывался. Вода была не холодная. Твое отсутствие очень и очень заметно. Если бы я не был зол на тебя за телеграмму, то наговорил бы тебе много хорошего, я сказал бы тебе, как я люблю мою лошадку. Пиши мне подробности, относящиеся к театру. Я так далек ото всего, что начинаю падать духом. Мне кажется, что я как литератор уже отжил, и каждая фраза, какую я пишу, представляется мне никуда не годной и ни для чего не нужной. Это к слову:

Целую тебя, женушка моя, голубчик. Если мои письма скверные, пессимистические, то не огорчайся, родная, это все пустяки.

Твой А.

О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВА - ЧЕХОВУ
19 октября 1903. Москва

Какой вчера был треволнительный день, дорогой мой, любимый мой! Я не могла писать тебе, голова разламывалась. Уже третьего дня я поджидала пьесу и волновалась, что не получила. Наконец вчера утром, еще в постели, мне ее принесли. С каким трепетом я ее брала и развертывала - ты себе представить не можешь. Перекрестилась трижды. Так и не встала с постели, пока не проглотила ее всю. Я с жадностью глотала ее. В 4-м акте зарыдала. 4-ый акт удивительный. Мне вся пьеса ужасно нравится. Пошло я выражаюсь. Для твоих произведений нужен язык красивый, изящный.

Я, конечно, не судья твоим пьесам. Я прочла, и мне все, решительно все нравится, точно я побывала в семье Раневской, всех видела, со всеми пострадала, пожила.

Ничего нет похожего на прежние твои пьесы; и никакой тягучести нигде. Легко и изящно все. Очень драматичен 4-ый акт.

Вся драма какая-то для тебя непривычно крепкая, сильная, ясная.

Я прочла и побежала в театр. Там, к счастью, отменили репетицию. Владимир Иванович так и вцепился в пьесу: Если бы ты мог видеть лица всех, наклонявшихся над "Вишневым садом". Конечно, пристали все - тут же читать. Заперли дверь на ключ, ключ вынули и приступили:

Милый, голубчик мой, когда я увижу тебя? Когда я буду целовать, ласкать тебя?

Целую мое золото, мою любовь крепко и безумно, хочу видеть тебя.

Твоя Оля.

Мне хочется так много написать и кажется, что я ничего не написала тебе. Дорогой мой!

(Слайд 9)
ЧЕХОВ - О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВОЙ
22 апреля 1904 г. Ялта

Дуся моя, жена, пишу тебе последнее письмо, а затем, если понадобится, буду посылать телеграммы. Вчера я был нездоров, сегодня тоже, но сегодня мне все-таки легче; не ем ничего, кроме яиц и супа. Идет дождь, погода мерзкая, холодная. Все-таки, несмотря на болезнь и на дождь, сегодня я ездил к зубному врачу:

В Москву я приеду утром, скорые поезда уже начали ходить. О, мое одеяло! О, телячьи котлеты! Собачка, собачка, я так соскучился по тебе!

Обнимаю тебя и целую. Веди себя хорошо. А если разлюбила и охладела, то так и скажи, не стесняйся.

Насчет дачи в Царицыне я писал тебе. О письме, полученном мною от Соболевского насчет дачи, была уже речь. Ну, Христос с тобой, радость.

Твой А.

Ведущий: Чехов выехал в Москву 1 мая 1904 г., оттуда 3 июня - в Баденвейлер. 2 июля А.П.Чехова не стало.

- Вы прочитали и другие письма из переписки А.П.Чехова с женой. Чем вас привлекли письма замечательного русского писателя? Что вы думаете о них? Какие особенности личности писателя проявляются в этих личных письмах?

В помощь учителю:

Тон в их переписке задает, безусловно, Чехов. О многом тут говорит сама манера общения, называния. После того как актриса и писатель стали близки друг другу, на страницах их писем появились бесчисленные и странные на первый взгляд обращения: "собака", "лошадка", "бабуся", "славная девочка", "венгерец", "дуся", "Книпшиц", "замухрыша", а в подписях - "твой иеромонах", "старец Антоний", "Черномордик", "академик Тото" и т. п.

В письмах к жене особенно ярко проявилась способность Чехова сказать о важном и значительном в шутливой форме, как бы невзначай, без пространных пояснений. Болезнь Чехова прогрессировала, и его письма становились все короче ("Сегодня я ел суп и яйца, баранину больше есть не могу"), а ее письма становились все более отчаянными ("Как мне не стыдно называть себя твоей женой"). Несмотря на весь трагизм ситуации, письма очень яркие и нежные. Она пишет так, как привыкла играть на сцене: страстно, называя его "дорогой, милый", а он пишет так, как жил, называя ее по-разному, только не по имени "Ольга".

Книппер так и не получила прямого ответа на вопрос, который она задала Чехову незадолго до его смерти. "Ты спрашиваешь, - писал Чехов,- что такое жизнь? Это все равно, что спросить: что такое морковка? Морковка есть морковка, и больше ничего неизвестно". Такой ответ мог разочаровать, но для Чехова характерен именно такой ответ. В нем сказались и всегдашний чеховский скептицизм по отношению к претензиям на решение "общих" вопросов, и его давнее убеждение, что "не беллетристы должны решать такие вопросы, как бог, пессимизм и т. п." и неприятие всех современных ему религиозных, философских ответов на подобные вопросы. Чехов уклонялся в таких случаях от "длинного разговора с серьезным лицом, с серьезными последствиями", уходил от метафизических тем, избегал всяких поучений. Но его творчество помогало изучать и понимать жизнь, а пример его личности оказывал нравственное воздействие на всех, кто его знал.

Разумеется, наиболее интересен их обмен мнениями о явлениях современного искусства, литературы.

Письма Чехова к Книппер, наряду с его произведениями последних лет, стали наиболее достоверным отражением его внутренней жизни - той жизни, о которой Книппер впоследствии писала: "...таким я знала его: Чехов, слабеющий физически и крепнущий духовно... Жизнь внутренняя за эти шесть лет прошла до чрезвычайности полно, насыщенно, интересно и сложно..."

V. Слово учителя.

(Слайд 10) Особое значение переписка Чехова с Книппер имеет именно потому, что это живая история последней и самой большой любви Чехова. У всякого, кто знакомится с ней, возникает вопрос: чего больше - страданий или счастья принесла эта любовь писателю и актрисе? Утешая ее, он не раз повторял: "Если мы теперь не вместе, то виноваты в этом не я и не ты, а бес, вложивший в меня бацилл, а в тебя любовь к искусству"; "...если бы ты жила со мной в Ялте всю зиму, то жизнь твоя была бы испорчена и я чувствовал бы угрызения совести, что едва ли было бы лучше...". И она, часто казня себя за его страдания, знала и чувствовала то, о чем позже написала: "...ломка моей жизни отразилась бы на нем и тяготила бы его. Он никогда бы не согласился на мой добровольный уход из театра..." Но логика этих утешений все же безжалостна по отношению к их любви. И в жизни эти шесть лет "сложились из цепи мучительных разлук и радостных свиданий". Встречные и ответные письма Чехова и Книппер словно связаны единым драматическим сюжетом, читаются как литературный памятник громадного человеческого интереса, как одно из самых щемящих повествований о встречах и разлуках.

Поведение Книппер в годы замужества уже не раз становилось и, можно с уверенностью сказать, еще не раз станет объектом самых придирчивых суждений и разбирательств. Достаточно назвать среди тех, кто неодобрительно его оценивал, И.Бунина, врача И. Н. Альтшуллера, наблюдавшего Чехова в последние годы. Да что там - в письмах самого Чехова прорывается его печаль, чувство еще усиливавшегося в разлуках с женой одиночества... В этом смысле Ольга Леонардовна разделяет в глазах потомков судьбу Н.Н. Пушкиной, С.А.Толстой. Ей, как и им, выпало отвечать на упреки и обвинения в вольном или невольном причинении страданий великому писателю в последние годы его жизни. И если она, подобно им, и нуждается в оправдании и защите от упреков в непонимании или недооценке великого человека, судьба которого дорога всему человечеству, - главный оправдательный аргумент принадлежит самому Чехову.

(Слайд 11) Он любил ее, был с ней счастлив. "В этот приезд мы прожили с тобой необыкновенно, замечательно, я чувствовал себя, как вернувшийся с похода. Радость моя, спасибо тебе за то, что ты такая хорошая",- писал Чехов жене 20 февраля 1904г. Это был его выбор, выбор для себя своей судьбы, выбор той, которая стала для него "единственной женщиной". "Я ведь знал, что женюсь на актрисе, то есть когда женился, ясно сознавал, что зимами ты будешь жить в Москве. Ни на одну миллионную я не считаю себя обиженным или обойденным, напротив, мне кажется, что все идет хорошо, или так, как нужно, и потому, дусик, не смущай меня своими угрызениями" (20 января 1903г.).

(Слайд 12) Ольге Леонардовне суждено было пережить Чехова на 55 лет.

- Давайте обратимся к эпиграфам к нашему сегодняшнему уроку. Какой из них, на ваш взгляд, лучше всего отражает суть нашего урока?

И в заключение послушайте стихотворение Натальи Филипповой "Чехов и Книппер. Письма." (Слайд 13)

Такое свойство у письма -
По строчкам, что скупы весьма,
Судить о многом.
Том писем собран: Он, Она.
Но ткань письма разделена
Глухим порогом.
"Поторопи, мой друг, стило,
Чтоб чайку ввысь несло крыло
Неотвратимо!
Цветы, поклонники, боа:
Ах, как кружится голова
Под слоем грима!"
На Белой даче свечки блик
Глаза печальные застиг
Над стоном писем:
"Не греет дома даже печь.
От ожиданья редких встреч
Я так зависим!
Когда ты, жёнушка моя,
Мои обрадуешь края
Звоночком смеха?
И солнцем в предвечерний час,
Надеюсь, что блеснёт не раз
Твой бледный Чехов."
Ей люб театра шумный быт.
"Мой милый, не держи обид
На Мельпомену!
А лучше, не щадя души,
Ты пьесу новую пиши.
А я -  на сцену!"
Проймёт до сердца сквозняком
От фразы, павшей, словно ком,
С горы к низовью.
Но здравым смыслам вопреки
Всё то, чем двое далеки,
Зовут любовью.

Домашнее задание. Написать письмо личного характера "Письмо моему другу".

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.