logo
 

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

Я не планировал включать в свою книжку каких-либо повседневных рекомендаций. Медицина — совсем не моя тема, и для меня будет проще отослать читателей к книгам и статьям моих коллег — медицинских просветителей, таких как Алексей Водовозов, Петр Талантов, Елена Мотова или Сергей Бутрий. Тем не менее сам я не мог не задуматься: как мне, северному жителю, себя вести, чтобы в моей крови витамина D было ровно столько, сколько необходимо? Загорать на солнце? Принимать добавки? Или вообще не переживать на этот счет?

Особенно меня взволновала цифра, встретившаяся в нескольких публикациях: оказывается, 90 % всего витамина D человек получает именно благодаря солнечному свету. Честно говоря, смутила категоричность такого утверждения: а как быть с обитателями Крайнего Севера? А активное поедание морепродуктов, практикуемое некоторыми народами, разве не может сместить этот баланс в сторону пищевого витамина? Как выяснилось, источник утверждения — американский эндокринолог Майкл Холик, написавший огромное количество работ на тему роли витамина D в профилактике ряда заболеваний.

Однако, просмотрев статьи Холика, я так и не смог понять, откуда взялась цифра 90 %: в одних своих статьях господин Холик ссылался на другие, а в тех — на третьи, неизменно повторяя на разные лады:




«Более 90 % требуемого витамина D большинство людей получает по причине пребывания на солнце».

«От 90 до 100 % требуемого для большинства людей витамина D поступает при пребывании на солнце».

«Бóльшая часть требуемого для детей и взрослых витамина D поступает при пребывании на солнце».

«От 90 до 95 % всего необходимого для нас витамина D мы получаем при пребывании на солнце» и т. д.

Обескураженный, я обратился с письмом к самому Майклу Холику. Я просил уточнить, в какой публикации описан эксперимент, в результате которого получились эти 90 %. Ведь если есть конкретная цифра, должен же быть эксперимент!

Последовал быстрый ответ ученого: цифра «базируется на 40 годах моих исследований уровня витамина D в крови и пищевого приема витамина D. Так как существует очень мало пищевых источников витамина D, большинство людей удовлетворяют потребность в витамине D путем пребывания на солнце». Я попробую аккуратно интерпретировать этот ответ: цифра не получена в эксперименте, это просто «экспертная оценка» господина Холика.

Есть ряд причин, по которым я бы очень осторожно относился к оценкам этого ученого. Дело в том, что Майкл Холик несколько раз оказывался причастен к громким скандалам в научном мире, последний из которых попал на страницы The New York Times. Холик — один из самых цитируемых в мире специалистов — стал чуть ли не главным энтузиастом профилактического приема витамина D, а также широкого внедрения тестирования на уровень витамина D всех слоев населения. Выступал Холик и за использование соляриев «в умеренном объеме» в качестве возможного источника витамина. В 2004 году выяснилось, что свои исследования в этом направлении Холик вел при финансовой поддержке некой «Ассоциации домашнего загара», после чего ученого попросили покинуть кафедру дерматологии Бостонского университета, которую он возглавлял. Расследование, проведенное The New York Times уже в 2018 году, показало, что Холик в течение многих лет получал крупные суммы от компаний, проводящих тесты на витамин D и производящих соответствующие добавки. Хотя сам Холик заявил, что полученные деньги не повлияли на его научные результаты, его энтузиазм по поводу соляриев и витамина D как панацеи предстал совсем в другом свете.

Продолжавшийся в течение нескольких лет бум, когда прием витамина рекомендовали всем подряд, сменился более аккуратными оценками пользы и возможных рисков. Конечно, роль витамина D в профилактике рахита и ряда болезней, связанных со скелетом, никуда не делась, витамины по-прежнему рекомендуют давать беременным и младенцам. Но по поводу чудес исцеления от других недугов многие специалисты настроены скептически. Метаанализы (снова это слово!) показали, что витамин D, вероятно, не помогает при инфекциях дыхательных путей, не полезен для борьбы с депрессией, не лечит рассеянный склероз и диабет, не снижает вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний, мало влияет на риск возникновения рака и т. д.

Остается мучающий меня вопрос: разумно ли для профилактики дефицита витамина D3 подвергать себя действию солнечного света? Да, неумеренное увлечение загаром чревато опасными последствиями, но, может, хотя бы по чуть-чуть? Сформулирую так: существует ли доза ультрафиолета, достаточная для запуска нужных процессов в коже, но при этом безопасная? И — возвращаясь к главной нашей теме — наверное, это зависит от цвета кожи? Конечно, не один я задавался таким вопросом. Вот одно из исследований 2018 года, которое, кстати, почти идеально с точки зрения изложенных выше требований к эксперименту. Ученые решили проверить, при каком уровне ультрафиолета в крови уже заметно повышается уровень витамина D3, но в коже еще не происходит опасных повреждений ДНК, чреватых меланомой.

У каждого добровольца измерили тип его кожи по шкале Фитцпатрика. Для большей точности сделали даже биопсию и оценили содержание меланина. Исходя из этого определили минимальную дозу ультрафиолета, которая вызовет покраснение кожи у этого человека (минимальная эритемальная доза, MED. Чем темнее кожа, тем MED выше). Нередко дозы облучения, меньшие MED, считают относительно безопасными, но так ли это? Испытуемых последовательно раз в месяц подвергали облучению в 20, 40, 60 и 80 % от MED с использованием ультрафиолетовых ламп спектра, близкого к солнечному, причем волонтеры были одеты в стандартные футболки и шорты, имитирующие обычную летнюю одежду. Кровь брали непосредственно перед каждым облучением и через неделю после него. Кроме того, для оценки наличия повреждений ДНК делали микросрезы кожи. Что же получилось? Первый результат — ожидаемый: уровень витамина D у всех испытуемых рос после облучения, причем чем выше доза, тем бóльшим был эффект. Здорово, что некоторый рост происходил уже после самого слабого облучения в 20 % MED. А вот что нездорово: даже при самой маленькой дозе УФ исследователи обнаружили в коже повреждения ДНК. И смотрите, какая деталь: ученые проследили, как эти повреждения распределяются по слоям эпидермиса. Дело в том, что меланома чаще всего начинается в нижнем, базальном слое, содержащем активно делящиеся клетки. Так вот, у обладателей светлой кожи повреждения возникали во всем эпидермисе равномерно, включая глубокие слои, даже при минимальном облучении. У темнокожих же в глубине, в базальном слое повреждения ДНК не обнаруживались даже при 80 % MED — все они были сосредоточены у поверхности кожи.

Итак, хорошая новость: синтез витамина D начинается даже при очень слабом ультрафиолетовом излучении. Плохая новость: одновременно с этим в коже начинаются повреждения ДНК. Однако для темнокожих это менее опасно, поскольку меланин все-таки защищает глубокие слои эпидермиса, поэтому пигментированным людям (и только им!) можно использовать небольшие дозы ультрафиолета для повышения уровня витамина D.

В настоящее время Всемирная организация здравоохранения не рекомендует пользоваться устройствами для искусственного загара вообще, а на солнце советует вести себя осторожно: ограничить время облучения в полуденные часы, использовать солнцезащитный крем и т. д. А закончить можно, процитировав «Рекомендации глобального консенсуса по профилактике и регулированию пищевого рахита 2016»:

— ограничение пребывания на солнце увеличивает риск дефицита витамина D и пищевого рахита;

— безопасного порога облучения ультрафиолетом, позволяющего всему населению выработать достаточное количество витамина D без увеличения риска рака кожи, не существует.

 

Поиск

 

ФИЗИКА

 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.