logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

БИОЛОГИЯ

МАТЕМАТИКА

Дело о страховке

Однажды к Рафу зашел его старый друг Лиммет, с которым Раф когда-то начинал свою карьеру в полиции. Потом их пути разошлись. Лиммет устроился в отдел расследований крупной страховой компании и ушел из полиции. Иногда он обращался за помощью к Рафу. Похоже, сегодня был именно такой случай.

— Раф! Ты мне смог бы помочь в одном деле? — после небольшого предисловия начал Лиммет.

— Ну, выкладывай, что там у тебя на этот раз.

— Полгода назад у нашей компании появился новый клиент — Барри Гопкинс. Он застраховал на крупную сумму свою жену, дом и яхту. Через месяц в дом угодила молния и он сгорел. А около двух месяцев назад у него тонет яхта и погибает жена. Я не верю в такие совпадения, но и придраться пока к нему не могу.

— Почему ты не пришел раньше?

— Гопкинс подал заявление на выплату страховки только шесть дней назад.

— Интересно. Расскажи-ка все поподробнее.

— Гопкинс — человек довольно богатый, биржевой игрок, яхта у него была очень дорогая. Так вот, около двух месяцев назад Гопкинс с женой отправился на Гавайи. Обычно в такие круизы он брал двух матросов и стюарда, а в этот раз почему-то решил обойтись без них. 28 мая они находились в 200 милях севернее Гонолулу, когда где-то в центральной части Тихого океана произошло землетрясение, при этом образовалась особая волна — цунами.

— Я знаю, что такое цунами, можешь не объяснять. Надеюсь, ты не собираешься обвинять Гопкинса в том, что он может по своему желанию вызывать цунами?

— Нет, конечно, это могло быть просто совпадением. Если ты помнишь, в мае целую неделю по телевидению показывали те разрушения, которые эта волна произвела в Японии и на Гавайях.

— Да, но о жертвах ничего не говорилось.

— Действительно, население было предупреждено, и жертв не было, но Гопкинс утверждает, что о цунами ничего не знал, он не слушал радио. Они с женой спокойно загорали на палубе, когда яхту неожиданно подбросило, а потом сильно накренило. Жену сразу смыло за борт, а он успел вцепиться в поручень. От удара волны яхта треснула и дала течь. Гопкинс успел сбросить аварийный плот и выпрыгнуть сам, после чего яхта пошла ко дну. Жены на воде не было. Плот был снабжен аварийным запасом питания и рацией. Гопкинс стал подавать сигналы SOS. На следующий день его подобрал сухогруз, который шел из Канады в Гонконг. Гопкинс был в плохом состоянии. Неделю он провел в корабельном лазарете и еще неделю — в гонконгской больнице. Потом он вылетел в Гонолулу и пытался наладить поиски жены, он надеялся, что она могла спастись.

В Лос-Анджелес вернулся лишь после того, как убедился, что поиски бесполезны.

— Ну что ж, это объясняет, почему он обратился к вам так поздно.

— Да вообще все выглядит логично, и придраться не к чему, и все же я ему не верю.

— И правильно делаешь. Я уже вижу, на чем он прокололся.

А заметили ли вы ошибку Гопкинса?

 

 

На международном симпозиуме

Однажды Георг Раф и его коллега Лей Мердок были направлены в Бостон на Международный симпозиум по борьбе с наркомафией. В первый же день Мердок и Раф оказались в креслах рядом с молодым смуглым иностранцем в светлой полицейской форме.

— Вы издалека к нам? — любезно спросил Раф.

— Да, — ответил незнакомец на ломаном английском, — я впервые в Америке.

— О! Америка — великая страна, — убежденно заявил Мердок.

— Уверен, вам здесь понравится, — добавил Раф.

— Да, наверно, — ответил незнакомец, — но к ней надо привыкнуть. Вы — богатая страна, и у вас все очень дорого. У себя дома я плачу таксисту 8—10 фунтов и могу ехать через весь город. У вас только за проезд от аэропорта до гостиницы я заплатил 
10 долларов. Это примерно 33 фунта. Это очень дорого. У нас телефон-автомат стоит 5 пиастров, у вас 
20 центов. К вашим ценам надо привыкнуть. Еще я заметил, что у ваших светофоров есть зеленый свет...

— Ну да! — удивился Мердок. — А каким он должен быть?

— Как каким? — в свою очередь удивился незнакомец.

— Вы, по-видимому, в первый раз за границей? — вмешался в разговор Раф.

— Нет, с чего вы взяли? Я был однажды в Сирии.

— Так откуда вы приехали, дружище? — спросил Мердок.

— По-моему, я знаю ответ на этот вопрос, — сказал Раф.

А знаете ли его вы?

 

 

Дело о похищении ребенка

— К нам обратилась с заявлением миссис Бакстер. Она обвиняет своего бывшего мужа Эндрю Бакстера в похищении их общего ребенка. Этим делом уже занимается сержант Рей. С сегодняшнего дня подключайтесь и вы. Рей даст вам всю информацию.

После этой фразы шеф повернулся к Рафу спиной, давая понять, что разговор окончен. Раф вышел из кабинета и поднялся на второй этаж к Рею.

— Привет, Рей! Шеф подключил меня к делу Бакстеров. Ты что-нибудь уже выяснил?

— Пока не очень много. Лишь бакстер обратилась к нам с заявлением 10 дней назад. Я сразу кинулся искать ее бывшего мужа, но он исчез из города. Вчера Эндрю Бакстер вернулся домой на своей машине как ни в чем не бывало. Мы сняли показания со спидометра. За десять дней он проехал около 5 тысяч миль...

— Ого! Ему пришлось сидеть за рулем не менее 10 часов каждый день! Как же он объясняет свое отсутствие в городе?

— Утверждает, что ездил к родителям в Огден. Это в штате Юта.

— Что еще удалось выяснить?

— У Эндрю есть родственники. Про родителей я уже сказал. Есть еще брат Майкл. Живет в Пенсильвании, в Ойл-Сити. И наконец, сестра Милли. Она имеет собственную ферму в штате Висконсин, недалеко от городка Уайт-Лейк. Еще я распорядился взять анализ грязи с ботинок Бакстера и с педалей его машины.

— Результаты уже есть?

— Да. Но ничего интересного. Суглинки с низким содержанием гумуса, фрагменты хвои, песок.

— Ты молодчина, Рей. Похоже, я уже знаю, куда он отвез ребенка. Если я прав, мы его легко прижмем.

Объясните ход мыслей инспектора Георга Рафа.

Неизвестное письмо Кука

На одной из вечеринок у Хью Дентона довольный хозяин продемонстрировал Рафу очередное приобретение своей коллекции редкостей.

— Посмотрите, Георг, что мне удалось достать!

— Какое-то письмо?

— Не просто письмо! Это последнее донесение Кука! Оно написано собственноручно знаменитым капитаном и никогда нигде не публиковалось.

— Как оно к вам попало?

— Честно говоря, не совсем законно. Мне продал его один англичанин, долго служивший в архивах английского Адмиралтейства. Там он его и нашел. Донесение было написано в Африке, во время последнего плавания Кука. Оно адресовано одному из лордов Адмиралтейства. Датировано 15 ноября. Как известно, 
30 ноября корабли Кука покинули мыс Доброй Надежды и далее плавали по малоисследованным частям океана. Следовательно, это письмо можно считать последним в его жизни.

— Можно взглянуть?

— Конечно. Затем я вас и пригласил.

«Довожу до Вашего сведения, что переход "Резольюшен” от Плимута до мыса Доброй Надежды занял три месяца. Корабль благополучно прошел Атлантику, без серьезных повреждений и потерь экипажа. Однако задержка "Дискавери” вынудила меня остаться здесь надолго. Капитан Кларк прибыл сюда лишь 10 ноября.

Его сильно потрепал шторм у Канарских островов. Сила ветра достигала 9 баллов, в связи с чем "Дискавери” получил серьезные повреждения. Две мачты сломаны, сорвано несколько шлюпок. Корабль нуждается в ремонте и конопачении. Сейчас оба экипажа занимаются ремонтом "Дискавери”. Вряд ли мы сможем выйти в море до декабря. Однако я полагаю, что уже к концу декабря мы сможем дойти до островов, открытых Кергеленом, и закартировать их. Далее я полагаю двигаться на восток...»

— Хью! Я не собираюсь читать дальше. Это явная подделка!

Почему Георг Раф в этом убежден?

 

 

На заброшенном ранчо

— Какая чушь, инспектор! Они думают, что я убил Хелли!

— Успокойтесь, Кромби. Никто вам не выдвигает никаких обвинений. Следствие носит предварительный характер.

— Но шериф...

— Неважно, что вам сказал шериф. Следствие веду я, и я обещаю, что оно будет объективным.

Сказав это, Георг Раф откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на Филла Кромби. Это был молодой человек с атлетической фигурой и довольно приятной внешностью.

— Итак! Расскажите, как это все случилось?

— Мы решили на недельку вырваться на природу.

— Кто именно?

— Я и Хелли.

— Вы имеете в виду вашу подружку Хелли Верден?

— Да.

— Дальше?

— Я знаю одно заброшенное ранчо в 12 милях от шоссе. Дорога к нему заросла, и там редко кто бывает.

— Как вы добирались до него?

— По шоссе — автостопом, а дальше — пешком.

— Продолжайте.

— Погода с утра начала портиться. Пошли перистые облака. Я знаю — это к перемене погоды. Я стал торопить Хелли. Не хотелось попадать под дождь. Мы прошли половину пути, когда туча накрыла нас и начался ливень. Ветер усилился, и идти стало тяжело. Минут на десять ливень прекратился, а затем наползла огромная черная туча и дождь стал еще сильнее. Ранчо было уже видно, когда дорогу нам преградила река. Вообще-то, там всегда был ручей, 
но сейчас он превратился в реку. Что было делать? Мы решили перейти вброд. Тут-то все и произошло. Я шел впереди, Хелли за мной. Вдруг она вскрикнула. 
Я обернулся. Ее не было видно. Через секунду она вынырнула ниже меня метров на десять.

— Течение было такое сильное?

— Да. Как в горной реке.

— И что вы сделали?

— Я кинулся за ней, но меня чуть самого не смыло. Тогда я выбрался из воды и побежал за ней по берегу, но догнать не смог. Я добежал до слияния ручья с рекой и стал ее звать. Я искал ее всю ночь под дождем, пока не свалился с ног. Утром я выбрался к шоссе и с заправки позвонил в службу спасения.

— Извините, я оставлю вас на минуту.

Раф вышел в соседнюю комнату и набрал телефон метеослужбы.

— Это из полиции. Скажите, в районе Кохома позавчера были дожди?

— Да, сэр. Там прошел теплый фронт. Кстати, к вечеру он дойдет до города. Так что советую взять зонтик.

— Спасибо, мисс.

Раф повесил трубку и вернулся к Кромби. Тот посмотрел ему прямо в глаза и спросил:

— Так вы мне верите, инспектор?

Что мог ответить ему Георг Раф?

 

 

Катастрофа на Аляске

Однажды Георг Раф и его жена Кэтти на одной из вечеринок встретили Лео Грасси. Он был одноклассником Рафа и большим любителем прихвастнуть. Впрочем, рассказчиком он был отличным, и его истории всегда собирали много слушателей. На этот раз Лео рассказывал о своей работе на Аляске.

— Наша компания искала нефть в районе речки Коюкук. Совершенно дикое место. Несколько небольших поселков эскимосов и бескрайняя тундра. В начале августа мне надо было слетать на одну из наших скважин в предгорьях хребта Брукс. Мы нормально взлетели, но уже через полчаса двигатель начал давать сбои. Вертолет накренило. Я приказал пилоту садиться. Нам не хватило десяти метров. Двигатель окончательно заглох, мы рухнули прямо в болото. Это нас и спасло. Вертолет на полметра ушел в грязь, и это смягчило удар. Самое страшное для нас заключалось в том, что при ударе сломалась рация и навигационные приборы. Мы не могли обратиться за помощью. К счастью, у нас была карта и компас. Мы с пилотом решили идти на юг, чтобы выйти к долине Юкона. Нам предстояло пройти почти сто миль по тундре без запасов пищи и без оружия. Кроме того, в безлесной тундре мы не могли развести костер. К счастью, летом на Аляске полярный день, и нам не грозила перспектива замерзнуть от ночных заморозков. Я взял компас. Южный конец стрелки указывал на высокий холм впереди. Спрятав компас в карман, я двинулся прямо к холму. Пилот пошел за мной...

Рафу надоел рассказ Лео, и он отошел от кучки слушателей. Вскоре к нему присоединилась жена.

— Кетти! Тебе надоели рассказы Лео или он уже закончил?

— Нет, он как раз подходит к Юкону. Но на этот раз он слишком заврался, даже я заметила.

А сможете ли вы найти ошибки в рассказе Лео?

 

 

Незадачливый рыболов

На одной из улиц Лос-Анджелеса был ограблен небольшой магазинчик. Подозрение пало на некоего Рони Кларка, который уже дважды попадался на подобных кражах. Дело поручили Георгу Рафу.

— Отпираться бесполезно, Рони. Двое свидетелей видели, как вы вчера крутились у магазина.

— Они ошибаются, инспектор. Смею вас уверить! Весь вчерашний день я был на море.

— Кто может это подтвердить? Вас кто-нибудь видел?

— Нет. К сожалению, я никого не встретил.

— Это несерьезно, Рони. Как вы могли за целый день не встретить ни одного человека на пляже?

— Погодите, инспектор, сейчас я все объясню. На пляж я пришел рано утром, когда еще никого не было, чтобы порыбачить.

Я взял лодку, отошел на полмили от берега и бросил якорь. Рыбалка шла плохо, и уже в обед я стал собираться назад. Тут-то все и началось. Мне не удалось завести мотор. То ли в него попала вода, то ли еще что, но он не заводился. Представьте мое положение. У меня даже не было весел, а до берега не докричишься. Если бы не волны, я до сих пор мотался бы в океане. На мое счастье, они прибили меня к берегу. Но на это ушла вся вторая половина дня. Только к ночи я добрался до берега. Вот почему меня никто не видел.

— Все это неправда, Рони. Врать вы не умеете...

Почему Георг Раф не поверил рассказу Рони?

 

 

Сожженная записка

Рано утром начальник полиции вызвал к себе Рафа.

— Нам удалось перехватить связного наркомафии. Во время задержания он пытался сжечь записку, но наши эксперты смогли частично восстановить текст по обуглившейся бумажке. Вот он.

С этими словами он протянул Рафу бумагу.

«...24 июня яхта должна выйти из порта Лос-Анджелеса... и ...в пакетах по 500 грамм... через пролив Дрейка... ваша вторая остановка в Кейптауне... в случае шторма... в Перте вас встретит наш резидент...»

— И это все?

— Да, все. Сегодня уже двадцатое. Яхта в порту. Езжайте туда и найдите ее. С вами поедет сержант Рей.

Уже через час Раф стоял в кабинете коменданта порта.

— 24 июня из порта должны выйти шесть яхт, — задумчиво произнес комендант.

— Могу я узнать, куда и каким маршрутом идет каждая яхта?

— Нет, сэр. Капитаны обязаны сообщать только порт назначения. Так что я могу ответить вам только на один вопрос — куда, но я не знаю — каким маршрутом.

— Ладно, дайте хотя бы порты назначения.

Комендант достал из стола лист бумаги и прочитал список из пяти портов: «Ресифи, Дакар, Одесса, Бомбей, Шанхай».

— Вы сказали, что яхт шесть.

— Шестая яхта спортивная. Она совершает кругосветное путешествие. Будете обыскивать все яхты?

— Нет. Пожалуй, достаточно одной.



 

 

Человек из Невады

В Лос-Анджелесе был задержан некто Даниган, подозреваемый в серии ограблений.

— Я не имею к ним никакого отношения, — заявил он на первом же допросе. — Я завязал. Теперь я честный человек. Весь июнь я отдыхал на Гавайях. У меня сохранились билеты туда и обратно. Я могу их предъявить.

— В каком отеле вы жили? — поинтересовался инспектор Раф.

— Я путешествовал по островам и все время менял отели. Я нигде не задерживался надолго.

— Хорошо! Пусть так. Где же вы были, например, 12 июня, когда был ограблен магазин Харлега.

— В чем вы меня подозреваете, инспектор? Я был на Гавайях. Как раз в этот день я с группой совершал восхождение на вулкан с лавовым озером на вершине. Это было так красиво.

— С каких это пор вас стали интересовать красоты природы?

— К чему такая ирония? Докажите, что я там не был!

— Хорошо! Давайте вернемся к вулкану. Как он называется?

— Не помню.

— Вы сказали, что там было лавовое озеро. Может быть, это был Килауэа?

— Точно. Килауэа. Я вспомнил.

— Расскажите, как он выглядит?

— Обычный вулкан. Высокий. Крутой. На вершине кратер. Если бы не лавовое озеро, ничего особенного. Чего о нем рассказывать. Я родился в горах Сьерра-Невады и насмотрелся на эти вулканы еще в детстве.

— И все же вы меня не убедили, Даниган. Я сейчас пошлю запрос в Гонолулу, и наши ребята за пару дней опровергнут все ваше алиби.

Почему Георг Раф не поверил Данигану?

 

 

Ограбление на Рождество

Вскоре после Рождества к Рафу обратился за помощью инспектор страховой компании Лиммет. Они давно знали друг друга, и Раф сразу проводил старого приятеля в свой кабинет.

— Ну, что у тебя на этот раз? — начал разговор Раф.

— Ограбление особняка некоего Мартина Басса.

— Какую сумму страховки он у вас требует.

— Двадцать тысяч.

— Неплохо. Погоди! Я вспомнил! У нас же лежит его заявление. Это дело ведет сержант Рей. Давай зайдем к нему.

Через пару минут Раф и Лиммет уже сидели в кабинете Рея.

— Я понимаю, что вас настораживает, мистер Лиммет, — сразу заявил Рей. — Ограбление правда странное. Никаких следов взлома. Дом был просто открыт ключом. Две недели назад соседи видели, как к дому подъезжал грузовик, но тогда никто не придал этому значения.

— Слушай, Арчи! Давай вместе заедем к этому Бассу. Я хотел бы с ним поговорить.

Вечером инспектор Георг Раф и сержант Арчибальд Рей поднимались по ступенькам небольшого двухэтажного особняка. Дверь открыл сам хозяин и сразу проводил гостей в кабинет.

— Все произошло в мое отсутствие, — начал он. — Я биолог. Специализируюсь на земноводных и часто бываю в экспедициях. Весь прошлый месяц я провел в Венесуэле. Изучал лягушек в долине Капанапаро.

— И вы не вернулись домой даже на рождественские праздники?

— Оттуда очень тяжело выбраться. Это забытый богом край. Целый месяц шли дожди, и деревушка, где я жил, была отрезана от внешнего мира. Я прилетел всего 4 дня назад и увидел, что меня ограбили.

— Исчезло что-нибудь ценное?

— Прежде всего моя коллекция амфибий. Там есть очень редкие и дорогие экземпляры. Затем золотые изделия, кое-что из аппаратуры.

— У кого кроме вас есть ключи от дома?

— Ключи только у меня. Я никому их не доверяю.

— Пожалуй, Лиммет прав. Хозяин сам организовал это ограбление, — рассуждал вслух инспектор Раф, когда они с Реем шли к полицейской машине.

Почему инспектор Раф пришел к этому выводу?

 

 

Двое подозреваемых

Полиция получила информацию о том, что вечером в районе третьего портового причала должна произойти передача крупной партии наркотиков. Вечером район был оцеплен и прочесан. Было задержано несколько человек. Двоих наиболее подозрительных Раф решил допросить сам. Первым ввели невысокого негра в нейлоновой куртке. Он выглядел крайне возмущенным и сразу обрушил на Рафа град обвинений.

— На каком основании вы меня задержали? Я не делал ничего противозаконного. Я нигерийский гражданин. Я требую, чтобы немедленно вызвали консула.

— Успокойтесь. Если все это так, вас немедленно отпустят, но сначала я должен задать вам несколько вопросов. Как вас зовут и что вы делали на причале?

— Я матрос с нигерийского судна «Лагос». Меня зовут Салех Ошогбо. Я шел на свое судно, когда на меня напали двое ненормальных и отвезли сюда.

— Так вы из Нигерии. Расскажите о себе поподробнее.

— Я не знаю, что вам рассказать. Ну, родился я в штате Квара. Это на западе Нигерии. В деревне Гвасеро, где я жил, жили хауса и йоруба. Это два главных народа Нигерии. Мой отец был хауса, а мать йоруба. Я был восьмым ребенком в семье. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, мы переехали жить в Лагос. Там я устроился на корабль, и с тех пор я матрос.

— Спасибо. Пока достаточно. Сейчас вас отведут в соседнюю комнату, и вы все это напишите на бумаге.

Вторым был смуглый высокий человек в светлом костюме. Он спокойно вошел в кабинет Рафа и сел на предложенный ему стул.

— На каком основании я задержан? — поинтересовался он.

— Не волнуйтесь! Это обычная проверка. При вас не оказалось никаких документов. Как вас зовут и что вы делали в районе причала?

— Я работаю механиком на судне «Бешар». Сам я алжирец, и это алжирское судно. Кстати, через час мы выходим в море, и я бы попросил быстрее доставить меня к судну.

— Не волнуйтесь, наша машина отвезет вас прямо к трапу. Итак, вы из Алжира. Расскажите немного о себе.

— Меня зовут Саид Абесси. Я родом из южного Алжира. Есть там такой город Оран. У моего отца был неплохой сад. Там росли оливки и финики. Урожай мы продавали купцам и смогли накопить неплохие деньги. На них отец мне дал образование. Я окончил мореходное училище в Алжире и с тех пор работаю на судне механиком.

— Кстати. Вы хорошо говорите по-английски. Вы где-нибудь учили наш язык?

— В Алжире с колониальных времен английский — официальный язык. Многие алжирцы его знают.

Когда второй подозреваемый вышел, Раф вызвал сержанта Рея и приказал ему задержать...

Кого приказал задержать Георг Раф?

 

 

Кто написал письмо?

Во время одной из вечеринок Хью Дентон показал Георгу Рафу свое новое приобретение. Это было старое пожелтевшее письмо, написанное на гербовой бумаге.

— Наверняка это почерк какой-нибудь знаменитости?

— Да. И попробуйте угадать какой!

Георг Раф развернул письмо и углубился в чтение.

«Здравствуй, дорогой брат Чарльз. Я сейчас в Келиме. Это небольшой портовый город на восточном побережье Африки. Письмо это должно ненамного опередить меня, так как через неделю я собираюсь назад в Англию. А теперь о том, где я был последние полгода.

В октябре 1855 г. я начал сплав по Замбези. Это огромная река. Шириной больше мили. Берега покрыты величественными труднопроходимыми лесами. По вечерам мы приставали к берегу. Леса вокруг настолько густы, что с трудом удавалось найти поляну для ночевки. В ноябре мы достигли поселка Сешеке, где мне уже приходилось раньше бывать. Ниже поселка мы обнаружили огромный водопад. Высота его не менее 130 ярдов при ширине более мили. Река с уступа низвергается в узкое, глубокое ущелье. Водопад представляет собой удивительное зрелище.

Ниже водопада река сужается и изобилует порогами. Густые леса не позволяли мне обносить пороги по берегу, и приходилось проводить наши лодки прямо через камни. Это оказалось весьма трудоемким занятием, и путешествие наше затянулось. К морю мы вышли, когда здесь уже начался сухой сезон, то есть к концу мая».

— Ну что, вы уже угадали, чье письмо вы держите сейчас в руках?

— Знаете, Хью, многие факты здесь соответствуют действительности, и все же письмо писал не тот, о ком вы думаете. Этот человек слишком хорошо знал Африку, а автор письма, скорее всего, ни разу там не был. Вам опять подсунули фальшивку.

Кого имел в виду Георг Раф и почему он убежден, что письмо фальшивое?

Решения

Дело о страховке

Человеку, даже слабо разбирающемуся в географии, довольно легко найти ошибку Гопкинса. Конечно, цунами не могла принести никакого вреда его яхте. Разрушительной эта волна бывает только вблизи побережья, на мелководье. В открытом океане цунами незаметна и неопасна.

 

 

На международном симпозиуме

Итак, что нам известно о родине иностранного полицейского? Во-первых, на сфетофорах нет зеленого света. Это характерно для мусульманских стран, где зеленый свет считается священным. Вместо него обычно применяется голубой. Но мусульманский мир велик. Где же живет незнакомец? Его родная денежная единица — фунт. Эта единица применяется в некоторых бывших английских колониях. Разменной монетой служат пиастры. Это сильно упрощает поиск. Пиастры применяются только в Сирии и Египте. Но поскольку офицер признался, что был за границей в Сирии, значит, он из Египта. Так рассуждал Георг Раф и не ошибся.

 

 

Дело о похищении ребенка

Раф предположил, что ребенок у родственников Бакстера. Тогда отпадает брат Майкл. От Лос-Анджелеса до Пенсильвании более 3 тысяч миль. В оба конца это более 6 тысяч, что не соответствует показаниям спидометра. Эндрю мог побывать в Юте у родителей и в Висконсине у сестры. Для Висконсина характерны участки южной тайги на подзолистых почвах, а для Юты — полупустыни и горные леса. Данные анализа грязи соответствуют составу подзолистой почвы. Значит, Эндрю Бакстер был в Висконсине у сестры. На Висконсин указывают и фрагменты хвои на подошвах.

 

 

 

Неизвестное письмо Кука

Шкала оценки силы ветра в баллах, разработанная Ф. Бофортом, была введена в употребление в Англии в 1838 г. Погибший в 1779 г. Кук не мог писать 
о девятибалльном шторме. В его время этого понятия просто не существовало.

 

 

На заброшенном ранчо

При прохождении теплого фронта образуются обычно слоистые облака. Слоисто-дождевые облака не образуют рваных туч и не бывают черного цвета. Все это характерно для кучево-дождевых облаков. Теплые фронты обычно характеризуются обложными дождями, ливни для них не характерны. Такие дожди не могли привести к быстрому паводку. Маловероятен и неожиданный перерыв в выпадении осадков. Все это ставит рассказ Кромби под сомнение.

 

 

Катастрофа на Аляске

Лео допустил как минимум четыре ошибки. Во-первых, во внутренних районах Аляски живут не эскимосы, а индейцы. Во-вторых, к югу от хребта Брукс расположена не тундра, а лесотундра, причем в долинах рек господствуют леса. 
В-третьих, явление полярного дня в районе реки Коюкук можно наблюдать в конце июня, но не в начале августа. 
В-четвертых, магнитная стрелка компаса на Аляске ориентируется не на север, а на восток. Именно там по отношению к Аляске находится Северный магнитный полюс. Следовательно, к долине Юкона Лео Грасси выйти никак не мог.

 

 

Незадачливый рыболов

Волна не могла прибить лодку Рони Кларка к берегу, так как движение воды в волне не горизонтальное, а вертикальное.

 

 

Сожженная записка

Спортивную. Судя по записке, яхта должна была пройти мимо Южной Америки и Африки, чтобы добраться до Австралии. Однако до австралийского порта Перт проще добраться через Тихий океан. Следовательно, яхта совершала кругосветное путешествие.

 

 

Человек из Невады

Вулканы Гавайских островов, и Килауэа в частности, относятся к щитовым вулканам. Для них характерна небольшая высота и очень пологие склоны. Этим они резко отличаются от классических вулканов Северной Америки.

 

 

Ограбление на Рождество

Венесуэла расположена в Северном полушарии, в области субэкваториального климата. Для субэкваториального климата характерно чередование сухого и влажного сезонов. Но на зимние месяцы приходится сухой сезон. Следовательно, все рассказы о затяжных дождях на Рождество (то есть в декабре) являются выдумкой.

 

 

Двое подозреваемых

Подозрение вызывает то, что человек, родившийся в Алжире, ничего не знает об этой стране. Во-первых, Оран находится на севере страны, во-вторых, Алжир был не английской, а французской колонией. Кроме того, южная часть Алжира — это безжизненная пустыня, и утверждать, что там есть сады и виноградники, может только тот, кто ничего не знает об этой стране.

 

 

Кто написал письмо?

Письмо явно написано по мотивам путешествия Ливингстона, но сам Ливингстон такого написать не мог. Замбези протекает по саваннам. Утверждать, что река течет через непроходимые леса, мог только тот, кто подделал письмо. Этот человек никогда не был в Африке.

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

 
 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2020 High School Rights Reserved.